"Вопрос национальной безопасности": украинский ученый о том, как отличить настоящую науку от "изобретений" шарлатанов

Фото: Антон Сененко (РБК-Украина, Виталий Носач)
Фото: Антон Сененко (РБК-Украина, Виталий Носач)

Науку в Украине популяризируют разве что энтузиасты, а тем временем сомнительные организации успешно продвигают "шедевры" псевдонауки

Пока опытные ученые без лишнего пиара занимаются разработками или просто не имеют достаточно времени, чтобы рассказать о своих достижениях, медиаэфиры заполняют те, кто занимается псевдонаукой.

Из буклетов, рекламы на телевидении и в метро украинцам обещают "мгновенное исцеление от ста болезней" и "фильтры, структурирующие воду". А обогреватели, которые берут из сети один киловатт энергии, а выдают якобы три киловатта, вообще подают как шаг к энергетической независимости Украины. Шарлатаны, которые хотят заработать на незнании или просто те, кто понятия не имеет, что такое наука – в Украине такого очень много.

С другой стороны, финансирование "настоящей" науки в Украине настолько низкое, что около 70% молодых украинских ученых все свободное время заняты подработками, и популяризируют науку совсем немного людей. Один из энтузиастов, который несколько лет назад решил рассказывать  о науке простым языком – кандидат физико-математических наук, старший научный сотрудник Института физики НАН Украины Антон Сененко.

"Мне кажется, в случае Украины просто сказывается недостаток информации. И если говорить о науке просто и интересно, на это реагируют очень положительно", - говорит он.

С Антоном Сененко мы поговорили о том, как не "купиться" на "гениальное" псевдонаучное изобретение, о нелюбви украинцев к природоведческим наукам и о том, почему популяризация науки в Украине – пока что далеко не массовое явление.

Антон, вы давно занимаетесь популяризаций науки. Наука и псевдонаука всегда существуют рядом?

Для начала нужно прояснить: базовая вещь, которая лежит в науке – это научный метод. Ученых часто ругают, мол, "вы не слушаете и не допускаете альтернативной мысли", "гнобите противников". Ничего подобного! Наоборот: вся наука развилась от сомнения.  Наука развилась от самокритики. От того, что ученые начали сомневаться в теориях. От того, что любая теория, которая выдвигается, поддается сомнению.

"Вопрос национальной безопасности": украинский ученый о том, как отличить настоящую науку от "изобретений" шарлатановФото: “Вся наука развилась от самокритики. От того, что ученые начали сомневаться в теориях” - Антон Сененко (РБК-Украина, Виталий Носач)

Наука никогда не может доказать что-то на 100%. Может на 99%, но всегда оставляет один шанс на то, что может быть иначе. И вся цивилизация, которую мы видим вокруг, изучается именно таким образом.

Подвергать сомнению выдвинутые мысли – это основная "фишка" научного метода. Но это все актуально, если мы говорим о реальных исследованиях, а не попытках псевдоученых связать несовместимые вещи, когда начинают доказывать что-то далекое от реальной науки.

В такой ситуации, как я понимаю, псевдонаука была и будет?

Да, это будет всегда и везде. На самом деле проблема псевдонауки – это проблема для всего мира. Украина здесь – совсем не исключение. Не мы первые, не мы последние. Я для себя выделяю два объяснения, почему. Во-первых, есть откровенные шарлатаны, которые хотят нажиться на человеческом неведении, пообещать чудодейственные эффекты, исцеление от всех болезней, энергию из ниоткуда.

Во-вторых, это банальное невежество в каком-либо вопросе. Еще хуже, если это невежество подкреплено знанием в какой-то другой области. Человек в какой-то сфере науки добился успеха и ему кажется, что ему теперь все по зубам. Как было с педагогом, пишущем об элементарных частицах "лептонного бога" (“лептонный бог” - псевдонаучный термин, ставший нарицательным после того, как Екатерина Кириленко, жена Вице-премьер-министра Украины Вячеслава Кириленко, использовала его в своей докторской диссертации. Кроме того, 30% ее диссертации, по мнению ученых,  скопированы из чужих источников без соответствующего указания – ред.). Если лезть в совершенно другие сферы, может получиться подобная ахинея.

Дело в том, что наука сейчас очень сложная. Это раньше ученый мог взять, условно, кусок проволоки, намотать на нее электроды и получить какой-то эффект. Затем смешать два каких-то простых реактива, и он вроде как уже и химик, и физик. Но сейчас наука настолько специализирована, что даже высококлассному ученому в своей области трудно понять, что происходит в соседнем направлении, не имея в этой области хорошего бэкграунда. А псевдоученые просто начинают выдумывать теории всего, что-то доказывать, пытаться соединить физику и педагогику, физику и философию, физику и богословие.

Этим, кстати, часто спекулируют некоторые сомнительные религиозные организации. Например, мне недавно возле метро дали буклет, где написано примерно так: "Посмотрите, в мире такое разнообразие организмов, растений. Человек – это уникальное создание. Неужели это не доказательство существования бога?"

Мне в этом плане очень нравится выступление Нила Деграсса Тайсона. Он напоминает, что представители разных религий часто говорят: вот смотрите, чудо -  появилась жизнь на земле. Но давайте посмотрим на основные элементы, которые составляют жизнь: углерод, водород, азот и так далее.

"Вопрос национальной безопасности": украинский ученый о том, как отличить настоящую науку от "изобретений" шарлатановФото: “Псевдоученые начинают выдумывать теории всего, что-то доказывать, пытаться соединить физику и педагогику, физику и богословие” - Антон Сененко (РБК-Украина, Виталий Носач)

Давайте посмотрим на распределение этих элементов во вселенной. Их, оказывается, очень много. То есть, по теории вероятности, они как-то между собой взаимодействовали, и появилась жизнь. Наука пока этого не доказала. Но ведь она также не сразу доказала, что небо – не твердое, что не солнце вращается вокруг земли, а наоборот. Со временем ответы нашлись. Наука все это докажет. Дайте только финансирование и время.

Как распознать псевдонауку? Возможно, есть главные признаки для тех, кто не особенно в этом разбирается?

Очень часто представители псевдонауки любят себя эффектно подавать. Все мигает лампочками, хотят люди в белых халатах, говорят какие-то непонятные слова и такое впечатление, что происходит что-то важное и интересное. Но на самом деле это полная туфта. Такие шарлатаны успешно работают и в Украине. Размещают рекламу в газетах и в интернете о чудесных исцелениях, уникальных средствах от ста болезней и так далее.

Недавно мы писали о компании, которая продает фильтры, якобы структурирующие воду. Она же делает системы, которые проводят "полную диагностику организма" и" находят все болезни".  Была также контора, которая размещала рекламу своего псевдонаучного "изобретения" даже в одной из правительственных газетРекламировали обогреватели, которые из сети брали один киловатт энергии, а выдавали три киловатта. Но как это возможно? Законы сохранения энергии не соблюдаются, а люди верят. Да еще и вполне серьезно рассказывали, что это – шаг к энергетической независимости Украины. Был просто в шоке, когда прочитал об этом.

Тем более, что люди сами чаще охотно верят псевдоученому,  и значительно реже хотят разобраться, кто на самом деле прав.

Здесь роль играют несколько факторов. Во-первых, люди не хотят разбираться в чем-то, и псевдонаука на этом нежелании разбираться растет буйным цветом. Люди привыкли к ярким картинкам, к видеопрезентациям. Это действительно проще, чем почитать книгу, разобраться.

"Вопрос национальной безопасности": украинский ученый о том, как отличить настоящую науку от "изобретений" шарлатановФото: “Шарлатаны размещают рекламу в газетах и в интернете о "чудесных исцелениях", "уникальных средствах от ста болезней” - Антон Сененко (РБК-Украина, Виталий Носач)

Сказывается и еще одна плохая тенденция в Украине - нелюбовь к природоведческим наукам, и ввиду этого у многих нет понимания базовых  понятий природы. У нас мало кто любит физику и химию. Другое дело, что ее часто не умеют правильно преподавать. Кстати, это отдельный вопрос к образованию в Украине. К тем, кто дает знание тем, кто потом приходит в школу давать эти знания детям, которые потом эти предметы ненавидят.

Также, возможно, в восприятии псевдонауки еще срабатывает и штамп, который идет из советской системы. Мол, "все, что написано в газете – правда", и  "то, что в советских учебниках – тоже правда". Ведь во время репрессий всех критически мыслящих, которые могли привить подобное мышление в семье, уничтожали. Отсутствие критического мышления и желания подумать: "А может я не прав?" создает плодотворную среду для псевдонауки.

Также сказывается эффект Даннинга-Крюгера, когда человек с низкой компетенцией неспособен понять, что его компетенция на самом деле низка. Он просто не может этого осознать. А когда человек становится умнее, то начинает в себе сомневаться. И только потом, когда становится уже экспертом, то четко понимает, где он эксперт, а где – нет. У нас экспертов в своих областях мало, или же они просто молчат.

И пока настоящие эксперты в науке не высказываются, на телевидении, в метро и где угодно рекламируются "чудодейственные средства".

Да, тем временем на каждом углу высказываются те, кто или не разбирается в вопросе, или хочет на этом заработать. Фейсбук это демонстрирует на 100%. Фактчекинг, критическое мышление – это базовые вещи, которых нам не хватает. Люди репостят "сенсационные" новости, не разобравшись. А вдруг это вообще фейк? В западных ВУЗах критическое мышление преподают на первом курсе, и даже в школе изучают.

Людям тяжело получать информацию доступным языком, тяжело разобраться, где правда, а где - ложь. У ученых часто попросту нет времени, чтобы заниматься пояснениями, и в итоге видим шарлатанов, которыми забит весь эфир.

Это одна из причин, почему вы занялись популяризацией науки?

Да. Я как-то схлестнулся в Фейсбуке с одним из депутатов, который написал, что ученые в Украине ничего не делают. Конечно же, это было неправдой. Я специально пошел в президию НАН, спросил: “А что же мы конкретно делаем? Генетики, молекулярные биологи, химики?”. И когда я в этом вопросе немного разобрался, то понял, что люди просто не знают ни о достижениях, ни просто о деятельности украинской науки. Но если людям о науке рассказывать доступным языком, то в большинстве очень положительно на это реагируют. Мне кажется, что в нашем случае просто сказывается недостаток информации.

Также вы сказали, что у ученых просто нет времени заниматься донесением информации людям, да и на это нужны немалые средства.

Что касается денег – абсолютно согласен, верное замечание. Особенно в рамках реформы высшего образования, когда у ВУЗов наконец появилась финансовая автономия, и средствами можно распоряжаться более эффективно. Это теоретически должно давать им полную свободу. Но пока я не наблюдаю всплеска активности популяризации науки со стороны ВУЗов.

Но сейчас было бы хорошо, если бы сама наука больше финансировалась, развивалась. И, конечно, популяризация науки.

Конечно, в науку идут не для того, чтобы о ней рассказывать. В науку идут, чтобы ее создавать, продвигать. Это интересно, это круто, это захватывает. Каждый должен заниматься своим делом. Водитель троллейбуса ведь должен возить троллейбус, а не рассказывать, как это круто и важно.

"Вопрос национальной безопасности": украинский ученый о том, как отличить настоящую науку от "изобретений" шарлатановФото: “Пока я не наблюдаю всплеска активности популяризации науки со стороны ВУЗов” - Антон Сененко (РБК-Украина, Виталий Носач)

С одной стороны - действительно, у многих просто нет на это времени. Во-вторых, по опросам, 70% молодых украинских ученых – на подработках. Финансирование науки в Украине настолько низкое, что базовой зарплаты не хватает, и все свое свободное время ученые тратят на то, чтобы заработать дополнительно.

Кто чаще всего занимается популяризацией науки в Европе, в США?

На западе с этим немного проще. В Британии BBC делает классные научно-популярные передачи, которые известны на весь мир. Этим занимаются и другие телеканалы, и университеты. Им оказывают всяческое содействие – как государство, так и фонды, меценаты. Даже в лабораториях есть пиар-отделы, а в крупном университете пиар-отдел – это обязательно.

Если Гарвард, Йельский университет, Массачусетский технологический институт хотят заявить о каком-то научном достижении, то за дело берутся компетентные научные журналисты, которые подадут эту информацию доступным языком и очень увлекательно. Они расскажут, нарисуют схемы, уберут все непонятные термины или сделают сноску на них. Нам, к сожалению, до такого пока очень далеко.

У нас популяризация науки – далеко не систематическое явление. Этим занимаются только отдельные активисты?

Это пытаются делать отдельные ресурсы, но действительно о системе речи не идет. Есть небольшая группа компетентных научных журналистов, но этого мало. Сейчас в Украине это разве что частные инициативы энтузиастов. Тот же журнал "Куншт", например. Волонтеры из "Цікава наука" переводят научно-популярные ролики. Это совсем не массовое явление.

Должно ли этим заниматься государство? Обязано! Это вопрос национальной безопасности. Здесь точно так же, как и с образованием. У нас само понимание вопроса важности науки очень низко. Чиновники не понимают, что наука – это единственный рычаг, который поможет сделать экономику действительно инновационной и резко вывести ее в лидирующие позиции мировых рейтингов. Без науки этого просто не может произойти.

Речь о разработках, которые приносят добавленную стоимость?

Да. Добавочная стоимость от научных разработок гораздо выше, чем в других сферах. Наука, которая осталась в стране, не соответствует в хорошем смысле слова тому, что страна в качестве промышленных мощностей может этой науке предложить. Украинский ученый, который занимался инновациями в жидкокристаллических ячейках, ездил реализовывать свой потенциал в Южную Корею. У нас в стране ведь не производят жидкокристаллические дисплеи. И такое – повсеместно. Если что-то изобретают, то у нас это негде внедрять. Должна быть мощная связка от идеи до производства. У нас получается в этом огромный дисконнект.

С малых лет, со школы, со студенческой скамьи, людям нужно закладывать понимание, что наука – это классно. Пока я не вижу, чтобы чиновники это понимали. За окнами тонированных мерседесов им не видно проблем науки, да и других сфер. Я за редким исключением не видел ни одного чиновника или политика на научных мероприятиях, Научных пикниках или Днях науки.

Но всегда ли дело в финансировании популяризации науки?

Конечно, должен быть бюджет. Но нужно помнить: это не будет окупаться. У нас телевидение мыслит именно окупаемостью программ, должен быть трафик, должны быть рекламодатели. Но тут должно быть как с культурой. Мы можем перевести все театры на самообеспечение, но завтра они закроются. Но правильно ли это? Наверное, нет. С популяризацией науки – то же самое. Должны быть мощные посылы и качественный контент.

Ко мне не раз обращались, чтобы я стал консультантом научных программ на телевидении. Я готов был помогать. Но где все эти люди? Я понимаю, что, скорее всего, они пришли к своим редакторам, а те спросили: "а где здесь скандал, секс, криминал?". То есть то, что точно люди будут смотреть. К сожалению, программ на телевидении о науке мы практически не видим.

"Вопрос национальной безопасности": украинский ученый о том, как отличить настоящую науку от "изобретений" шарлатановФото: “Сейчас мы занимаем уже одно из последних мест в Европе - у нас осталось всего около 1300 ученых на миллион граждан” - Антон Сененко (РБК-Украина, Виталий Носач)

Ярким примером популяризации науки, как ни странно, является Россия. В свое время туда пришел фонд Дмитрия Зимина "Династия". Когда в России началось очередное мракобесие и "вставание с колен", фонд признали "иностранным агентом". Он прекратил деятельность в стране. Но до этого выделил очень много денег на популяризацию науки, искал ярких ученых, которые умели говорить. Начал вкладывать в развитие научной журналистики.

Так в России появились Элементы.ру и Ася Казанцева, которая начала писать научно-популярные книги, ставшие бестселлерами, в том числе и в Украине.  Это возникло, потому что было вливание денег. Конечно, это неприбыльное дело. Просто был фонд, который понимал, что надо популяризировать науку. Это набрало обороты, и когда фонд ушел из России, эти проекты живут уже на самосодержании.

Интерес к науке в Украине за последние несколько лет возрос?

Безусловно. Сейчас ситуация с этим гораздо лучше, чем была четыре года назад. Ситуация лучше на порядки, это факт. В Киеве и других крупных городах часто проводят научно-популярные лекции. Если раньше люди как-то стеснялись туда ходить, то сейчас мы видим, что люди охотно идут на такие мероприятия. Есть понимание, что для подготовки к лекции нужно проделать много работы, поэтому за лекции охотно платят деньги. Людям интересно, и это очень круто.

Конференция Brain&Ukraine, которую делала Мириам Драгина с Аленой Скиртой, показала, что интерес к науке растет. Там были полные залы!

В то же время - кто будет популяризировать науку? Сейчас мы занимаем уже одно из последних мест в Европе - у нас осталось всего около 1300 ученых на миллион граждан. Ниже - только в Румынии и Молдове, однако, учитывая улучшение ситуации в Румынии, они нас обгонят.

Ученых у нас и так немного. А ученых, которые умеют красиво и складно говорить – еще меньше. Ученых, которые умеют говорить, занимаются наукой и какими-то активностями – еще меньше. Я их знаю практически всех! И я не преувеличиваю. У меня даже есть чек-лист, который я веду, чтобы никого не забыть. Это несколько сотен людей. Самых активных из них, может, пятьдесят. И это - на всю страну!  Эти люди и реформами занимаются, и плагиат отслеживают, они же занимаются популяризацией. Они делают колоссальную работу! Государству нужно кардинально пересмотреть подходы к финансированию науки, и тогда ситуация точно улучшится.

Ранее сообщалось, чего ждать от космической отрасли Украины и когда "наши" отправятся на МКС,

Читайте также
On Top