"Куском хлеба делятся только с тем, кому доверяют": священник рассказал, как служил в АТО

"Куском хлеба делятся только с тем, кому доверяют": священник рассказал, как служил в АТО
Фото: Священник (facebook.com-Василь Капелан)

Святой отец сначала стал волонтером, а потом постоянным духовным наставником

После того, как родной брат протоиерея Александра Ланового попал в плен, священник стал волонтером, а после постоянным духовным наставников военных на передовой в зоне АТО. Об этом сообщает газета "Волинь нова".

Отец Александр прошел не одну точку на Донбассе. Он был в Дебальцево, попала под обстрелы "Градов", но всегда возвращался на передовую, хотя дома его ждали жена и трое детей.

Начинал священник с полигона в Дачном Донецкой области. Он возил туда бронежилеты, запчасти и продукты, которые пожертвовали прихожане.

"Когда меня забрали в армию, больше плакал отец. Не знаю, возможно, что-то чувствовал. Он умер через неделю после моей присяги. И когда брат Роман получил повестку, я очень переживал, так, по-отечески. 14 апреля 2014-го его направили во Владимир-Волынский, а потом на полигон в Ровно. Назначили командиром отделения тяги минометной и Рома часто звонил и жаловался: Нет карбюраторов, запчастей, ключей, даже стартовых шнуров для минометов. Я покупал все это и отвозил им. А потом помогали и прихожане", - рассказал протоиерей.

"Целую неделю жил в Днепропетровске на заправке: ночевал в автомобиле, а днем ​​ездил к центральному госпиталю, куда привозили раненых. Думал, что, возможно, и Роман туда попадет после обмена. Затем искал в Харькове, Краматорске. Познакомился с харьковскими волонтерами и уже в дальнейшем постоянно держал с ними связь", - вспоминает Александр Лановой.

После того, как Романа освободили, отец Александр отправился в зону АТО.

"Когда едешь по дороге и видишь, что деревья в рост человека просто скошены из-за обстрелов, кровь стынет. Там структура вообще странная: путей, которые обозначены на карте, в реальности нет. К Дебальцево 15 км тянется очень тонкий перешеек. Туда въезжаешь и сразу слышишь, как грохочет, там везде стреляют. Страшнее всего было, когда впервые заблудился. Каждая поездка - тяжелая. Но труднее всего мне уехать из дома. Я себе уже все спланировал, а до последней минуты не знаю, как сказать об этом жене", - говорит священник.

"Я часто ночевал на Булавинской шахте, где стояли бойцы 42-го кировоградского батальона и полтавский сводный отряд милиции. Так вот среди них был командир, во взводе которого воевали язычники. Я впервые людей видел. Вместо крестиков они носили камень на шее в виде домино. Моя радость не знала границ, когда на второй день на молебен этот командир привел весь свой взвод. Они все сняли шапки, крестятся, целуют икону. А на прощание этот человек подарил мне перчатки и отдал сухпайок. На войне последним куском хлеба делятся только с тем, кому доверяют", - вспоминает он.

"Воина должна обеспечивать государство, а не священник или волонтер. Врач должен лечить и за это получать достойную зарплату. Тогда он будет уверен в завтрашнем дне и никогда не нарушит клятвы Гиппократа. Я так и езжу в зону АТО, чтобы у бойцов сохранилось человеческое лицо. Чтобы они были воинами, но справедливыми. В Евангелии, где говорится о Страшном Суде Господь спрашивает: "Были ли вы человечны?". Я мечтаю так жить: помогать нуждающимся, кормить голодных, поддерживать обездоленных. Чтобы Всевышний за несколько таких поступков в жизни меня помиловал", - подытожил отец Александр.

Ранее украинский военный рассказал, почему пошел на войну и будет там до конца.

 

On Top
Продолжая просматривать www.rbc.ua, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Пропустить Соглашаюсь