Антон Лирник: Украинцы никогда не были против того, чтобы посмеяться над собой

Фото: Антон Лирник
Фото: Антон Лирник

О том, как все успевать, о природе юмора, цензуре, особенностях профессии комика и новых проектах - в интервью для Styler

На украинских телеэкранах стало появляться все больше юмористических проектов. Как следствие – зритель стал присматриваться к тем, кто их веселит. Шутки могут принести народную любовь и вызвать негодование. Антона Лирника многие знают по "Дуэту имени Чехова", который большую популярность приобрел после участия в КВН и проекте Comedy Club.

Когда "Дуэт" распался, Лирник и его коллега по сцене Андрей Молочный продолжили заниматься каждый своими проектами. Сейчас Антон Лирник известен как тренер "Лиги Смеха", режиссер, сценарист, актер и продюсер. Еще он пишет пьесы, книги и мечтает создать настоящее юмористическое кабаре.

Антон, какой сейчас юмор в Украине? Над чем мы смеемся? Наверняка, ты анализировал природу того, с чем тебе приходится работать.

- У украинцев всегда было хорошее и правильное чувство юмора, причем правильное в том смысле, что украинцы никогда не были против того, чтобы посмеяться над собой. Очень много примеров из литературы, кино или драматического искусства, где украинцы показывают себя в каком-то смешном свете, потому что действительно очень много вещей можно раскрыть с помощью самоиронии. Поэтому сама форма юмора, когда человек не стесняется признаться в том, что другие считают гордостью, это для меня знак того, что человек свободен от предрассудков и лишнего пафоса. Качественный юмор, я считаю, должен бороться с пафосом, должен его разрушать. Все эти пошлые лишние, скажем так, наслоения, которые человек вокруг себя выстаивает "самый лучший, самый красивый, самый правильный", когда он любит только правильные вещи и его мнение всегда самое правильное - вот это и есть ненужный пафос и шелуха, которую юмор старается срывать.

Если украинцы любят посмеяться над собой? Почему тогда так вышло в случае с "Кварталом 95"?

- Время от времени это может достигать различных форм. И в какой-то момент сатира может быть чуть более острой и задеть кого-то слишком сильно. Иногда люди забывают, что это юмор и что в этом есть целебная функция сатиры, чтобы показать самое наболевшее, самые животрепещущие вещи, показать их так чтобы ты и засмеялся, но и задумался. Поэтому время от времени сатира может обижать, задевать вот такие глубинные, казалось бы, чувства. В эту секунду всегда нужно задумываться о том, против чего направлена шутка. В чем суть? Если просто поиздеваться – это плохо. А если открыть ему глаза на какие-то вещи просто с помощью юмора – тогда это нужно. Это как сорвать пластырь – это нужно сделать, чтобы дать понять человеку, что пластырь пора менять. В случае с "Кварталом 95" они попали как раз в такую ситуацию, когда слишком смелые, слишком острые и болезненные вещи для общества вскрываются. И не все люди готовы это воспринимать как юмор. Форма подачи очень важна, естественно. Просто в тот момент, когда вся страна увлечена пафосными вещами, когда не проходит ни одной важной публикации без слов "Герой", "Родина". Когда в стране люди начинают писать слова с больших букв, это болезнь пафоса и преувеличения собственной значимости и присутствия в этих событиях. А юмор и вот такая сатира как раз для того и существуют, чтобы человек понимал, что мы все одинаковые и не нужно превращать каждый свой поступок в поступок с большой буквы.

Что тогда, необходимо вводить цензуру, подбирать нужные слова?

- Цензура – это никогда не выход. Я за самоцензуру. Это как, знаете, когда говорят "давайте запретим исполнителей, которые поют на русском языке", а потом мы видим, что трансляция концертов этих исполнителей на некоторых каналах демонстрирует высокие рейтинги и оказывается, что его смотрят большинство наших телезрителей. Так кто против кого борется? Вот что самое странное. Большинство людей смотрит это, так почему мы считаем, что это нужно запрещать? Нужно еще об этом задуматься. Цензура не поможет, она никогда не помогала. А вот самоцензура – это более правильно. Перед тем, как критиковать кого-то, нужно посмотреть со всех точек зрения на то, что критикуешь. Сейчас очень легко кричать и забрасывать камнями и обвинять всех вокруг в "зраде". Вся эта агрессия, которая наружу выходит, она ищет себе любую цель и вот сейчас попался "Квартал" в качестве цели. Нужно стараться в себе это сдерживать. Нужно понять почему в тебе столько агрессии, откуда она берется? И направить ее в другое русло, и искать как от нее избавиться.

У "Дуэта имени Чехова" были когда-то такие случаи?

- Мы очень давно отошли от острых политических и социальных тем. Намеренно. В какой-то момент мы просто устали от того, что мы тоже были в какой-то степени лекарями социума, и тоже вскрывали какие-то вещи, и нам казалось, что это наше, и нам это нужно, и люди от нас этого ждут. А потом в какой-то момент накопилась какая-то усталость от того, что ты все время ради того, чтобы сделать юмор из какого-то негатива или плохих людей, ситуаций, неправильных решений или идиотской политики, должен в этом копаться и найти юмор. В итоге получается смешно, всем весело - и это правильно, но сам процесс утомляет. Ты каждый день должен копаться в этом. В какой-то момент это надоедает, и ты понимаешь, что ты над ними смеешься, иногда это срабатывает, у людей начинает включаться мозг, но это нужно столько работать, столько времени потратить, чтобы у людей начал включаться мозг, что это оказалось непосильной задачей для нас двоих, для дуэта. Нам тяжело в том плане, что мы же не только показываем эти номера на сцене, мы же еще их пишем сами, поэтому ты должен неделями сидеть придумывать номер, и в какой-то момент тебе становится противен сам образ, который та показываешь. Ты слишком долго вглядываешься в этого политика и начинаешь понимать, что он на самом деле не такой уж и смешной. Он просто противный, и тебе не хочется иметь с ним ничего общего. Ты просто говоришь себе "нет, я не могу этого больше выдерживать, пусть другие смеются над политиками, это не мое".

Какими проектами ты занимаешься сейчас?

- Снимаем четырехсерийку "Замуж после всех", сняли уже "Ограбление по-женски". Последняя - женская приключенческая комедия, была уже в эфире на "Интере". "Замуж после всех" планируем закончить осенью. Выход на экраны – пока неизвестно. Еще – "Лучшая неделя моей жизни" на 1+1. Здесь мы выступили в качестве продакшна – "Империя добра". Снимали под неусыпным контролем 1+1 (смеется). Инициатива исходила со стороны канала, поэтому задача продакшна была реализовать задачи, которые нам поставили. Осенью, в октябре, будет эфир. 8 серий. История молодой пары, которая собирается через неделю пожениться. В центре сюжета жених, который умудряется вляпаться из одной комичной ситуации в другую. За его приключениями и изворотливостью наблюдают родители невесты, которым он пытается понравиться. На пути главного героя возникает множество преград, нелепых ситуаций, и каждая попытка исправить положение оборачивается полным провалом.

Сериал "Кандидат" - это ваш проект или тоже 1+1?

- Нет. В написании и разработке идеи мы не принимали участия. Производством занимался "1+1 Продакшн". Подобрался такой шикарный коллектив, что много новых вещей актеры предлагали на площадке. Мы очень много импровизировали, режиссер нам позволял это делать. Честь ему и хвала за это. Надеюсь, что большая часть того, что мы придумали на площадке, пойдет в эфир.

Ты становишься героями или играешь себя?

- Я представляю, как бы я себя вел, попав в определенную ситуацию. Исхожу изнутри, из собственных переживаний и качеств. Именно поэтому мой персонаж, например, в "Мужчине нарасхват" поменялся под меня. Поэтому мне легко играть, хотя, конечно, я не сравнюсь с гениальными актерами театральными.

С "Кандидатом" так же история?

-  Надеюсь, нет, потому что я играю чудаковатого и очень наивного человека. Можно сказать, я играю своего младшего наивного брата, которого мне жалко. Я искренне надеюсь, что я не такой (смеется). Это очень простодушный человек, который вопреки здравому смыслу становится кандидатом в мэры. Он сам это чувствует, что это не его. Он не знает, что с этим делать. Он понимает, что ему нужно обманывать людей, а ему это не нравится, он сопротивляется максимально. Главный конфликт – это его команда, которая помогает ему стать мэром.

Антон Лирник

Фото: "Цензура не поможет, она никогда не помогала. А вот самоцензура – это более правильно", - Антон Лирник

Сравнивают ли проект "Кандидат" со "Слугой народа"? А твоего персонажа с персонажем Зеленского? Они ведь чем-то похожи?

- Это совершенно разные проекты и по сюжету, и по жанру. В "Кандидате" события разворачиваются вокруг предвыборной гонки. И выйдет ли из неё победителем Калач, зрителю предстоит узнать. В "Слуге народа" зритель наблюдает за действиями человека, который уже получил президентское кресло. Кроме того, наш сериал задумывался как "мокьюментари" - смешная пародия на документальное кино. Да и масштаб другой - мой персонаж живет в небольшом, провинциальном городе, среди обычных, среднестатистических украинцев. И это самое смешное в сериале - то, как из простоватого "человека из народа" пытаются сделать политика.

О чем может сказать этот персонаж или фильм, что может донести зрителю?

- Как и многие фильмы, он учит оставаться человеком, верить в любовь и быть честным и искренним. Все эти вечные ценности, которые кажутся заезженными, он раскрывает. Быть человеком - и тогда все будет правильно. Сериал учит тому, что, если тебе нужно обмануть человека, чтобы добиться какого-то успеха, или сказать правду – скажи правду, все равно так в итоге будет лучше.

Тебе больше нравится сниматься или все-таки писать?

- Трудно сказать, потому что интересно и то, и другое. Не интересно только быть продюсером. Это серьезнейшее испытание, потому что на тебя взваливается работа огромного количества людей, которые, если тебе повезло, работают хорошо, если не повезло – они работают плохо, но отвечаешь все равно ты. В случае с написанием, очень нравится сам процесс создания. Потом режиссер что-то добавит от себя, редактор, продюсер что-то добавит, актеры, монтаж, но ты был первым. Ты был тем человеком, который это все придумал. Все это поменяется, но, если бы не было тех первых строк, ничего бы не было.

Не обижает, когда режиссеры и актеры меняют то, что ты придумал?

- Самое главное правило в работе сценариста – это не написание, а переписывание. Если этот первый закон принимать, то дальше пойдет. Если не принимаешь, ты не сможешь быть сценаристом. Ты должен все время делать лучше или по-другому. Делать так, чтобы это устраивало всех: актера, режиссера, продюсера и телезрителя. Чтобы это было идеально. Кроме того, есть еще такая особенность, как драматургия. Ты должен придумывать такую историю, которая не поменяется от того, что продюсер поменяет все слова в твоем сценарии. И вот то, что ты первый и принес этот сценарий, этим ты запускаешь всю эту "махину". И это меня привлекает.

Есть проекты, которыми ты больше всего гордишься как сценарист?

- Они всегда в будущем. Как только начнешь говорить о том, что мой лучший проект -  вот такой-то, это остановка.  Но я горжусь всеми проектами, которые я делал. Просто есть проекты, которые вышли не в то время и не попали в своего зрителя. Например, проект "О чем говорят животные".  На "Новом канале" вышло всего несколько выпусков. Рекламная кампания, как по мне, была сделана не совсем правильно, кроме того, он стоял в такое время и в таком месте, зритель его не понял - и его сняли с эфира. Но я до сих пор считаю, что это прекрасное произведение, очень интересное, которое в итоге мало кто посмотрел. Мы приложили очень много усилий и сделали смешное крутое шоу, которое из-за каких-то нестыковок не дошло до зрителя. Вот за это всегда обидно.

Попадание в зрителя -  это же относится и к самому юмору. Чтобы в итоге всем было смешно, необходимо знать, какие шутки любит зритель. О чем сейчас шутят в Украине?

- Не хочется перечислять названий, но все те, кто сейчас на телевидении существуют, придумали какие-то свои форматы, свои образы, закрепились и дальше держат хорошую, качественную планку юмора. Мне кажется, гораздо интересней те проекты, которые пока на телевизоре не вышли. Условно, проекты, касающиеся такого жанра, как стендап, это как раз самое интересное, что происходит в юморе сегодня. Не так часто на телевидение попадают стендаперы, но как раз там самые модные и самые актуальные шутки. Это как раз те люди, которые берут для шуток простые бытовые темы и обычного человека. Они берут те вещи, которые именно сегодня возникают. Это очень правильно и очень полезно. Люди, которые работают на телевидении, всегда помнят о том, что телевизор смотрит женщина 30 лет.  Поэтому все, что показывают на ТВ – в основном для них. И делают проекты, которые будут смешными и понятными для женщины 30 лет, живущей не в Киеве. Безусловно, весь юмор на ТВ в основном ориентирован на такого зрителя.

Если брать лучших комиков в этом жанре, это американские стендаперы. И они отличаются достаточной жесткостью в юморе, иногда даже чрезмерной. К примеру, Джордж Карлин, Джимми Кар – они достаточно жесткие. Наше общество готово к таким шуткам и комикам?

-  Это все развитие. Какой бы привести пример. Вот люди, которые производили оружие веками, сначала делали какие-то простые ружья, которые выходили из строя после четвертого выстрела, а сейчас это оружие настолько высокоточное, что невозможно сравнить этот прогресс. Точно также в любой другой индустрии. Нужно определенное количество лет и работы, ошибок, опыта, вложенных денег и усилий, чтобы этот автомат стрелял в точку. Точно так же и юмор. Чем дольше человек занимается стендапом, тем больше он шлифует свое мастерство. И чем больше зритель смотрит стендапа, тем внимательней он слушает юмор. У человека, который посмотрел 3, 5, 7, 10 стендапов, чувство юмора начинает улучшаться. Поэтому в странах, в которых стендап-движение насчитывает десятилетия, зрители выросли и расслоились на определенные аудитории. Есть аудитория, которая смотрит стендапы и любит тонкие шутки, есть люди, которые только пришли туда и им нужны шутки попроще. В Украине такого расслоения нет. Поэтому не было возможности сформировать эту аудиторию.

То есть это не из-за разницы в менталитете?

- Нет, мы очень мало отличаемся в образованности или в уровне IQ от американцев или канадцев. Я думаю, что мы очень похожи. Это преувеличение, что мы кардинально разные люди. Это просто привычка и воспитание. Просто у них это существует гораздо дольше, чем у нас. Поэтому нам нужно к этому привыкать. А второе – это приучать аудиторию. Если говорить о Британии, у них есть юмор, который на широкую аудиторию – более острый и грубый, и все равно есть большое количество стендаперов, которые выступают для своей маленькой аудитории, для более интеллектуальной и может менее грубой, но какой-то отдельной, нишевой. Но такая аудитория возникнет тогда, когда в стране будет много стендаперов, много залов и люди привыкнуть к тому, чтобы посещать это шоу регулярно.

Я знаю, что ты изучал журналистику несколько лет и какое-то время даже работал в этой профессии. Не было никогда мыслей вернуться в профессию?

- Я вспоминаю свой опыт с огромным удовольствием, потому что действительно это было интересно и ново. Я тогда занимался КВН и, когда я стал заниматься журналистикой, я понял, что это нечто новое, интересное, и для меня журналистика очень многое дала. В какой-то момент скачкообразно я расширил круг своего общения. В университете на журналистике это было не так выражено, но в школе журналистики, где я учился позже, я должен был каждый день брать большое количество интервью, и поэтому я в считанные дни приобрел огромное количество знакомых, и это был большой взрыв для меня.

Так ты профи в интервью, поправляй меня, если я что-то буду делать не так…

- Нет (смеется), я не профи, этим тогда нужно заниматься постоянно. Но я помню, почему мне нравилась журналистика и почему у меня это получалось. Потому что я умею слушать людей и, как мне кажется, находить те вещи, которые интересны людям и доставать наружу то, что он хотел бы сказать, но почему-то себя сдерживает. Это один из самых главных талантов журналиста. Многим людям хочется о чем-то поговорить, что-то высказать, и ты даешь им эту возможность, и они тебе за это благодарны, и это прекрасно.

Антон Лирник

Фото: "Я умею слушать людей и, как мне кажется, находить те вещи, которые интересны людям и доставать наружу то, что он хотел бы сказать, но почему-то себя сдерживает. Это один из самых главных талантов журналиста", - Антон Лирник

Почему ты тогда бросил учебу?

- Это произошло не по моей воле, расформировали факультет. В Кировограде не было другого такого факультета, поэтому я перешел на филологический. Я бы и дальше там учился, и наверняка был бы журналистом сейчас. Потом я стал заниматься режиссурой, юмором и т.д. Так что это судьба меня повернула, это не я.

Ты очень давно в юморе. Постоянно нужно генерировать шутки, шутить. Ты не устаешь от него?

- В правильной ситуации организм сам включается, я не знаю почему. Видимо, мы заточены на эту профессию. Видимо, мы специально выведенные такие жуки, которые должны этот смешной шарик катить впереди себя (смеется). Это просто потому что мы очень долго этим занимались, и выработали в себе эту привычку к юмору, и автоматически ищем что-то смешное в правильной ситуации. Вот, кстати, у юмористов есть и другая черта: из-за того, что они так много шутят, они более придирчивы к чужому юмору. Поэтому, когда выступает юморист для обычных людей – это вызывает хохот, а когда шутят два юмориста они даже не смеются, а просто оценивают шутки. Это как повар, который всю жизни готовил блюда из икры. Когда он приходит в ресторан, где все блюда из икры, он говорит "нет, спасибо большое, у меня есть своя".

Можно ли научится шутить?

- Я пока не встречал людей, которые научились юмору, поэтому не могу сказать, что такое существует. С другой стороны, постоянная практика улучшает чувство юмора – это точно. Потому что все, что нужно,-  это скорость мышления (и ее можно развивать с помощью упражнений), второе – база знаний, ее тоже можно развить с помощью чтения книг, просмотра фильмов, общения и т.д. Ну, и третье - вкус, и вот с ним тяжелее всего, потому что есть люди, которые не могут преодолеть свою планку. Поэтому в теории, если человек задастся целью и разовьет в себе эти навыки, то, наверное, его чувство юмора увеличится намного.

Тем не менее многие говорят, что своего рода школа для юмористов – КВН. Действительно так ли это?

- Потому что не было другой школы. Это все равно как говорить, что люди из Советского Союза все выросли из "Жигулей" и "Волг". А потому что не было других машин. Не было какого-то другого юмористического шоу, которое бы привлекало к себе людей и давало возможность передвигаться по так называемому юмористическому социальному лифту. КВН был единственной возможностью для людей, которые умеют шутить, но от него не требуется заниматься этим каждый день, давал возможность реализации. Точно такой же была игра "Что? Где? Когда?", только она позволяла развиваться в интеллектуальном направлении и тоже попасть в медиа пространство.

Ты сейчас смотришь КВН? Изменился ли юмор в нем?

- Конечно же, стараюсь смотреть КВН, потому что нужно находиться в курсе событий на юмористическом рынке. А КВН был и остается школой для молодых юмористов. Время изменилось, и параллельно с КВНом возникли другие проекты, но все равно что-то заставляет людей играть в него. Смешнее это шоу не становится, конечно. Цензура и желание избежать острых тем мешает.

"Лига смеха" – это достойная альтернатива КВНу?

- Конечно. Если есть поток воды, текущей из гор, надо строить на ней плотину и вырабатывать электричество. Если плотину снесло, нужно строить другую. Если есть огромное количество людей, которые хотят заниматься юмором и нет КВН, нужно делать что-то другое. Причем привлечение в эту историю тренеров - это тоже замечательная находка, которая, как мне кажется, очень хорошо повлияла на эту игру, потому что теперь члены жюри не сторонние наблюдатели, а вовлечены в процесс. Такого не было в юморе раньше, и это здорово. Надеюсь, редакторы читают мои слова: я счастлив работать с этими редакторами (смеется), получаю огромное удовольствие от работы с ними и хотел бы и дальше быть неизменным членом жюри.

Ну а как тебе в роли судьи?

- Мне очень нравится, что я в этом участвую и помогаю командам реализовываться. В прошлом сезоне две моих команды попали в полуфинал, одна из команд выиграла кубок. В этом сезоне – одна попала в полуфинал. Другое дело, что я часто выбираю команды странные. В прошлом году была команда "Трио разные", на которую не ставили такие большие ставки (победитель "Зимнего кубка"), а я был уверен, что в них есть что-то интересное. На этот раз команда "Воробушек", но я вижу этих людей, они горят этим шоу больше, чем все команды вместе взятые -  в этом их особенность. Они хотят добавить какого-то сумасшествия и безумия в юмор.

Ты черпаешь что-то от них?

- Конечно, у них меньше осторожности. Это с одной стороны, хорошо, с другой - плохо. Они придумают шутку, и уверенны в ней, и будут биться за нее до конца, я это уважаю. Но мое творчество работает по-другому: я за то, чтобы не бояться переписывать сто раз, чтобы было лучше. Я против того, чтобы останавливаться первом варианте, как со сценарием. Они слишком цепляются за то, что написали, и борются с тренерами и редакторами.

После сезона вы сотрудничаете?

- С "Одесскими Мансами" у нас прекрасная дружба, работаем вместе на концертах, вместе разрабатывали один сериал. К сожалению, он не пошел, но думаю, это не последний наш совместный проект. Это как раз тот пример сотрудничества, который дальше продолжается. С "Воробушками" вместе работаем над спектаклем и надеюсь, что к концу года доработаем его и покажем в Киеве. Сумасшедший юмор от "Воробушек" и Лирник.

Ты упомянул о театре, ты же играл в спектакле не так давно, гастролировал, как дался тебе этот опыт? Все-таки КВН и театр – это кардинально разные вещи?

В КВН нужно шутить каждые 12 секунд (смеется), а в театре есть моменты, когда смеяться не нужно (о комедии "Мужчина нарасхват"). В камеди, гастролируя по корпоративам, привыкаешь к тому, что выступаешь перед людьми, которые едят, пьют напитки, а в театре люди боятся шоколадку развернуть, чтобы не нарушить тишину. Это совершенно другое отношение к тебе и поэтому выступая в театре, ты причащаешься к более высокому искусству, к тебе более высокие требования. Это другой мир. Я настолько заразился этим, что пишу пьесы, и мне хочется больше писать и играть.

Не было ли у тебя, скажем, звездной болезни?

- Никто, по крайней мере, в этом меня не обвинял. Невозможно в этом жестком бизнесе не врать, не лицемерить. Время от времени приходится, конечно, так делать, потому что проще соврать и дальше пойти своей дорогой. Иногда приходится работать с плохими людьми и делать все, чтобы проект не сорвался, но, когда проект завершается, я стараюсь больше с этим человеком не сталкиваться.

Ты сказал, что пишешь пьесы, какой юмор в твоих пьесах, о чем они?

- В пьесах, в отличии от сериалов, среди прочего юмора и шуток, можно дать человеку возможность остановится и подумать о чем-то серьезном и важном, о чем можно даже потом рассказать своим детям. И человек выйдет из зала довольный, счастливый, но эта мысль останется, и как вирус внутри файла, только в хорошем смысле, и, возможно, потом как-то выстрелит. Вот за это я люблю свои комедийные пьесы и стараюсь вложить в них какую-то мысль.

Какая основная мысль в твоих пьесах?

- В разных по-разному. Но в одной из них их несколько. Я пытаюсь людям внушить какую-то толерантность к окружающим их людям. К тому, что мы должны выискивать хорошее, в каждом из них. Даже если они делают плохие поступки. Человек, делающий плохие поступки, -  не всегда плохой человек. Это не мораль, это просто идея, заложенная внутрь. Вторая – о мужской смелости. О том, что чем дальше, тем меньше мужчины совершают смелых поступков, и это плохо, это то, чего женщины ждут. Даже, если не получается, если не делать ничего – это хуже.

Почему именно об этом? Это из собственного опыта?

- Сначала придумывались персонажи, история, потом к чему эта история идет и уже позже рождались эти идеи, основная мысль. Не было изначально цели какую именно мысль в пьесу заложить.

Один проект, второй, написание пьес и еще много параллельных дел - такой расфокус, не мешает тебе сосредоточиться на чем-то одном, чтобы сделать скажем один, но масштабный проект?

- Есть такое. Я не могу заниматься только одним проектом. Это накладывает определенные ограничения. Но я не хочу променять какое-то одно дело на все то, чем я занимаюсь сейчас. Тем более, что одно другому не мешает. Как только у меня освобождается время, я нахожу чем его занять. Но я думаю, что, когда я буду снимать полнометражное кино, отложу на время все остальные свои проекты, но это не означает, что я к ним потом не вернусь.  Не хочу что-то упустить. Вот, например, как вышло с театром: я хотел сыграть в театре и когда ко мне поступило предложение сыграть, я хотел отказаться, потому что я не актер, к тому же был занят, но решил и этой возможности не упускать. Когда судьба тебе подсказывает, нельзя отказываться.

Антон Лирник

Фото: "Когда судьба тебе подсказывает, нельзя отказываться", - Антон Лирник

У тебя была, кстати, еще и музыкальная группа "Лирник бэнд", что с ней?

- Я выступаю с ней крайне редко, потому что из-за сьемок однажды я взял паузу в работе с группой, ребята уехали работать в Китай и пользуются там большим успехом. Я рад, что у них все получилось, но мне тяжело, потому что сейчас, чтобы вернуться к этому и записывать новые песни, нужно собирать новый состав, а поскольку я делал это три раза, снова делать это сложно. Поэтому я жду, когда ребята вернуться и мы продолжим.

Мы записали целый альбом, и некоторые песни до сих пор звучат на радио.

Я так понимаю, что с этим связана попытка создания юмористического "Кабаре на Бессарабке". Было всего несколько вечеринок и все, почему он больше не проводится?

- Музыкально-юмористическое кабаре – это была моя мечта, я его сделал, но оно получилось не таким, как я хотел. Потому что в моей идее было больше шоу, но у нас это не получилось. Позже клубу перестало быть интересно, и после трех вечеринок поставили проект на паузу. Мы хотим к нему вернуться, но не знаем когда, потому что для этого нужна новая площадка, мы ее сейчас ищем, а второе – нужен правильный партнер, чтобы сделать настоящее шоу. Мы ищем партнера, место, и, надеюсь, продолжим, и реализуем на полную.

У тебя есть еще и туристический проект. Это страх что-то упустить или с чем связана такая гиперактивность? Как ты все успеваешь?

- В мире слишком много всего, что хочется попробовать, только из-за этого. С группой, к примеру, это получилось случайно, я просто начинал в Камеди клаб придумывать какие-то песни, начал сам их петь, начало получаться, и нужно было выносить это за пределы шоу, и я это сделал. С книгой – тоже. Я возвращался из Таиланда и записывал все забавные случаи, которые со мной происходили. И когда я исписал много листов бумаги, я понял, что материала очень много, жалко было, если это пропадет, и я придумал историю, и написал книгу о приключениях трех друзей в Таиланде. Юмористическая, легкая. Она вышла давно в Москве, ее практически нет в Украине, даже у меня два всего экземпляра, зато есть в интернете, и вторую тоже пишу, о приключениях друзей в Средиземном море.

Ее я пишу уже два года. В какой-то момент я понял, что мне не нравится, и я выбросил все, что написал. Потом начал писать заново. Надеюсь, скоро допишу.

Какой фидбэк, что касается книги? Тебе это важно?

- В случае с группой - он был. Нас звали на концерты и песни слушают до сих пор. Это приятно. Книга, она вышла тиражом 5 тысяч экземпляров и разошлась за год, потом еще 5 тысяч – тоже сейчас раскупается.

Есть еще настольная игра, тоже связанная с Таиландом, тоже разошлась. Все находит своего зрителя. Я не зарабатываю миллионы на этом, но всегда отбиваю свои усилия.

На сколько в этом во всем важна материальная сторона для тебя?

- Нужно делать то, что хочется, и если ты делаешь это правильно, материальное придет. Поначалу, я считаю, не нужно это ставить за цель. Нужно пытаться реализовывать себя в том, что ты можешь, и тогда это будет приносить деньги, как минимум до 40 лет.

Были ли моменты, когда ты сомневался, что выбрал правильную профессию в материальном плане? Я имею в виду юмор? Ведь поначалу наверняка были моменты, когда он приносил немного денег.

- Конечно, большое количество мест и профессий, где я бы заработал больше денег. Я думаю, если бы я захотел, я бы работал, к примеру, на каком-то телеканале редактором или кем-то еще, и получал бы стабильную зарплату, и в течении многих лет, и не нужно было бы ездить для этого на концерты. Но мне так не хотелось бы. Поэтому то, что выбрал я, кажется самым правильным для меня. Я каждый день делаю то, что мне нравится, кайфую от этого, при этом мне абсолютно комфортно, в материальном плане в том числе, значит я все делаю правильно. Значит не нужно копаться.

Напоминаем, не забудьте выбрать свой способ читать новости.
Messenger Telegram Chrome
On Top