Ирина Данилевская: "К моде нужно относиться как к вдохновению"

Ирина Данилевская: "К моде нужно относиться как к вдохновению"
Фото: Ирина Данилевская сумела вывести "женский бизнес" в индустрию государственного уровня

Учредитель и глава оргкомитета Ukrainian Fashion Week рассказала Styler о коконе моды, своем гардеробе, эмоциональности украинских дизайнеров и смокинге Ива Сен-Лорана

Ирина Данилевская: "Дизайнеры общаются с космосом так же, как и художники. Они умеют предвидеть социальные процессы и могут помочь человеку с ними справиться"

Главное об Ирине Данилевской вам расскажет ее голос. Очень теплый, игривый, весь какой-то девичий и опрятный. Как будто бы эмблема Украинской Недели моды - клубочек для вязания - его визуальное воплощение.  

На самом деле, эта женщина решает очень важные вопросы и делает для престижа украинских модельеров внутри страны и за рубежом все и немного больше.

Интервью проходило на корабле "Маргаритка", пришвартованном к набережной Наводницкого парка, в последние теплые дни осени. Кругом вода.

Данилевская в платье от грузинского дизайнера Автандила Цквитинидзе, захлопотанная приготовлениями к надвигающимся показам, начала с шутки про плавучий офис UFW: "Я кричала Саше Соколовскому и Володе Нечипоруку, своим партнерам: "Какая же это недвижимость, если это движимость!" То есть сперва она была против такого офиса.

Но я бы сказала, что оргкомитету Ukrainian Fashion Week он подходит идеально. Ведь образно Данилевская (учредитель и глава оргкомитета), Соколовский (учредитель), Нечипорук (генпродюсер и - в нерабочее время - муж Ирины) и Ярема Гоян (зам генпродюсера) очень точно соответствуют скульптурной группе неподалеку в парке: Кий, Щек и Хорив мужественно несут дозор вверенной им территории за окрыленной "дизайнерской" накидкой спиной своей сестрицы Лыбедь.   

Ирина Данилевская: "К моде нужно относиться как к вдохновению"

Ирина, извините, но я вас воспринимаю как "маму" всей украинской моды.

Данилевская: Ой, ну не мама - так точно. (Смеется.) Просто очень большой друг!

Когда вы почувствовали, что фэшн в этой стране - ваша личная миссия?

Данилевская: 23 года назад я руководила журналом "Ева", и мы там писали о женщинах бизнеса. В те далекие времена женщин не пускали в банковскую сферу, строительные или ритейл-компании, инвестиционные группы. Им доставались такие бизнесы, как салоны красоты, модельные агентства, ателье мод.

И, внезапно осознав, как много мы пишем об украинских дизайнерах, я начала за этим следить внимательнее. Дизайнеры меня вдохновили сперва на переориентацию журнала, а затем и на создание Недели прет-а-порте.

С тех пор, считайте, я и взяла на себя обязанности перед страной за формирование сегмента фэшн-рынка. Смело об этом заявляю, так как понимаю очень хорошо понимаю значение этого сегмента для экономики государства. Мода - это ведь не только платьица и юбочки, которые "идут" по подиуму. Я не устаю напоминать о целом поколении женщин, которые вынуждены были эмигрировать и оставить тут своих детей, пожилых родителей - в поисках работы. Конечно, легкая промышленность как никакая другая индустрия могла бы дать им эти рабочие места.

Вы можете перечислить наших государственных деятелей, большую часть гардероба которых составляют вещи отечественных дизайнеров?

Данилевская: Ой, вся верхушка Министерства экономики и торговли! Все эти молодые, яркие, очень высокообразованные леди, в том числе на уровне замминистра, носят украинских дизайнеров. Но я вам лучше назову имена дизайнеров, которые шьют для политической и бизнес-элиты: Лена Голец, Катя Возианова, Аня Бублик, Сережа Смолин. А называть конкретные имена клиентов не стоит, поскольку мода - это все же что-то индивидуальное, это наш кокон, это то, что позволяет нам себя создать.

Армани в свое время шил форму для итальяских карабинеров - известны ли вам примеры столь широкомасштабного сотрудничества государства с дизайнерами в Украине? 

Данилевская: Сложная процедура. Вот нужно объявить конкурс. Все должно быть честно. Нужно вести этот конкурс, создать там четкие критерии - даже не столько эстетические, сколько технологические, производственные критерии: чтобы дизайнер знал, как в этом бегать, где прыгать, когда на колено опуститься... У наших полицейских сейчас хорошая форма, но она похожа на американскую.

А может быть, Анисимов бы создал гениальную форму! Или Саша Каневский, который на Best Fashion Awards, беседуя с послом по особо важным поручениям МИД, кстати, "пошутил" на эту тему. Сказал, что, если бы ему поручили, он одел бы "с иголочки" все министерство. Но я всегда за открытые конкурсы, открытые условия - а это время. Как я понимаю, ситуация с полицией временем точно не располагала.

Ирина Данилевская: "К моде нужно относиться как к вдохновению"

А что для вас значит мода в рамках отдельного человека, а не в масштабах государства?

Данилевская: Дизайнеры могут помочь нам справиться с теми процессами, которые происходят в мире. Отрефлексировать их, выразить свое видение мира и свое отношение к миру и с миром - это функция дизайнера.

Мода - это очень важный социальный ориентир. Мне всегда кажется, что дизайнеры общаются с космосом. Они могут предвидеть не только направления в одежде, а целые социальные процессы. Нужно просто уметь читать их знаки и понимать их закодированную информацию.

Когда в стране катаклизмы, то на подиумах появляется стиль "милитари", когда экономические проблемы, то юбки удлиняются и блузки становятся застегнутыми наглухо. Когда мир расслабляется, когда в мире комфортно, тогда появляются цветы, декольте, прозрачность.

Но, кстати, на прошлой Неделе моды, демонстрируя коллекции сезона осень-зима 2015-2016, ни один наш дизайнер не позволил себе "милитари". Это было сделано сознательно, чтобы нести в мир положительные вибрации.

Кого вы можете назвать украинским "нострадамусом", наиболее сильным дизайнером-прорицателем?

Данилевская: Ну нет, одного не могу выделить. Они все предвидят как художники, а иногда даже острее. Дизайнеры ведь и есть художники - только такие, которым все время приходится балансировать между чистым искусством и практической стороной бизнеса. Кстати, то, что мы носим, ведь даже ближе нам, чем то, что мы видим или слышим, я имею в виду картины или музыку.

Многие из нас ведь уже давно не носят одежду для того, чтобы согреться. А - для того, чтобы что-то сказать о себе. В этом дизайнеры помогают, поэтому мы ищем любимого дизайнера, поэтому мы выбираем, что надеть.

Вам не кажется, что в текущих экономических условиях мода - это блажь? Как в вашем мировосприятии укладывается кризис и приобретение новых вещей, которые спустя полгода морально устареют?

Данилевская: К моде нужно относиться как к знаку, как к вдохновению, к некой подсказке и совету. На показах можно увидеть, почувствовать образ, который тебе близок, а потом принять его и интерпретировать по желанию. Мы же не надеваем вещи с подиума, с первой линии.

Только мы сами себя ограничиваем в том, что надеть. При этом количество хорошо одетых людей только поднимает тонус, позитивный градус в обществе. Для отдельного человека мода - это очень доступный и понятный вид искусства. Вы заметили, сейчас общество потянулось к персонификации, индивидуализации? Нам уже не хочется быть как все, мы уже хотим заявлять о себе.

Ирина Данилевская: "К моде нужно относиться как к вдохновению"

Заявить о себе проще принтом на футболке.

Данилевская: Все зависит от глубины самоосознания. Люди тонко чувствующие высоко оценят крой, технологические нюансы. А если ты человек-плакат - то футболка тебя спасет. Хорошо и то, и другое к месту. Главное, чего не нужно и чего, слава Богу, сейчас и нет - это стремления унифицировать, облегчить, упростить, отправить отшиваться в Китай или Пакистан. Как это было до кризиса 2008 года. 

Цитирую владельца очень авторитетного брендингового агентства в Милане: "Simple is a grey". Простота - это серость. Разговор с ним происходил до кризиса, и он опасался, что мы в мире моды докатимся скоро до некой серой униформы, до простых кофточек и юбочек, потому что их удобно шить работникам, которых не надо контролировать. 

Как ни странно, кризис развернул нас в другую сторону и заставил понять, что можно не накаливать вещи, а просто искать что-то, что тебе близко, что поможет себя выразить. Пусть их будет меньше, но это будут яркие вещи. Кстати, тогда украинские дизайнеры и получили свой шанс. Потому что они были молоды, оригинальны, за их плечами не стояла ответственность за тысячные тиражи, а значит - за конструкции, которые легко производить.

Ирина, а что вы делаете с накопленными вещами в гардеробе?

Данилевская: То же, что и все - чаще всего дарю. Но есть вещи, от которых я не могу отказаться. Например, смокинг, который сделал Ив Сен Лоран перед тем, как уйти из своего Дома моды.

К сожалению, в моей жизни произошел такой... ну не трагический, но грустный "апгрейд". Сгорел наш дом, а с ним и весь мой "музей" одежды. Тогда я поняла, что хватает и двух свитеров на зиму, не обязательно их иметь в большом ассортименте. Может быть, это был какой-то знак, что мне пора освободиться от чего-то старого. Теперь я более тщательно выбираю вещи для гардероба, их настроение. И, как в фильме "Служебный роман", широко применяю "комбинаторность". Помните, секретарша Верочка говорила: "Сейчас в моде комбинаторность"? Благо, что украинские дизайнеры очень хорошо уживаются, из их вещей можно собрать очень красивый look.

Кстати, какие конкретно вещи от каких украинских дизайнеров стоит носить?

Данилевская: Мои советы не стоит воспринимать как истину в последней инстанции, я же тоже "девочка". Если я обожаю пальто Литковской и люблю пальто Голец, это не значит, что пальто Вики Гресь или Светланы Бевзы чем-то хуже. Просто лично для меня это важно и знаково.

Вот у меня сейчас на осень есть пальто Артема Климчука, и меня даже дочь удивленно спросила: "Ты что, будешь носить красное пальто с вышитой розой?" Но для меня это сейчас так красиво, это такой для меня вызов, вызов вообще всем! Эта роза такая арт-дековская, печальная в своем этом блеске... То есть что я хочу сказать: мы меняемся, все меняется.

Брюки Каравай потрясающе на мне сидят, и я не могу их снять уже очень много лет, очень берегу. Широкие, шелковые, торжественные. Прекрасную блузу сейчас ношу от Юлии Айсиной, и это не значит, что блуза Володи Подоляна, которая у меня была любимой в предыдущем сезоне, чем-то хуже. Она не хуже, она другая.

На презентацию UFW вы пришли в обуви Каминской и Кононовой Lake for Braska, специально чтобы обратить внимание на совместное с Intertop "обувное" мероприятие в рамках Недели мода. А что носите не "по случаю"?

Данилевская: Коллаборация Lake с интертоповским брендом Braska - это символ того, как можно дизайнерскую обувь тиражировать в огромных масштабах. Это сотрудничество не первое, оно началось с Лилии Пустовит, потом Светлана Бевза присоединилась.

Я люблю обувь Лены Ревы, Вики Гресь. Обувь Лилии Литковской люблю, но никогда не носила. Лиля парадоксальна в своем видении. Она стала победительницей последнего конкурса Best Fashion Awards. Ее смесь Японии и Испании - это странная и необычная работа большого художника.

Когда-то у меня были совершенно сногсшибательного дизайнерского вида туфли Лены Бурениной, и я очень прошу ее с того времени, можно ли что то такое же сумасшедшее увидеть. Они были безумные, и не было ни одного человека, который бы не заметил эти туфли! На Западе вообще принято в фэшн-среде подходить к тебе, щупать, спрашивать, кто этот дизайнер, ну практически выворачивать тебя наизнанку - это считается профессиональной обязанностью, долгом.

Ирина Данилевская: "К моде нужно относиться как к вдохновению"

А расскажите о ценовой категории творений наших дизайнеров, и где все это можно купить.

Данилевская: Проще всего обратиться к сайту выбранного дизайнера. Или посетить шоурум на наших неделях моды. Но есть и в ТРЦ бутики: в "Гулливере", например, да и "Проспект" сейчас открывает огромный проект... Что касается цен - то "вторые линии" и молодые дизайнеры стартуют от 800 грн. Может быть цена, например, пальто 3 тыс. грн. Кстати, к этой же ценовой категории могут относиться и капсульные коллекции в первых линиях.

Но если мы говорим о чистых "первых линиях", никогда не ждите маленькой цены - первые линии стоят баснословных денег. Потому что туда вложено всё. Кроме кусочка ткани, какой-то костяной пуговички, туда вложена и рекламная политика бренда, и опыт дизайнера, и его вдохновение, например, в музее где-то в Лувре или во Флоренции, и его прекрасное образование, которое он получал много лет - все это вложено в цену первой линии. И тем не менее, в связи с курсовой разницей эти вещи от наших дизайнеров сейчас более доступны.

Но, кстати, и в гардеробе вашем эта вещь будет вечно. Потому что это - кусочек материальной культуры. Это то, что представляет время. Как со смокингом Ива Сен-Лорана: он "говорит" не только языком эстетики, но и языком истории.

Ирина, за что ценят украинских модельеров за рубежом?

Данилевская: Одежда наших дизайнеров, в отличие от многих западных, очень эмоциональна. Наверное, за это, в том числе, и ценят. А вообще мир сейчас другой, уже нельзя просто так прийти, как в свое время японцы, и национальными элементами кроя потрясти мировые подиумы. Мир... я хотела сказать полярен, но на самом деле наоборот, он абсолютно смиксован! Твоя национальная идентичность так же важна, как твой космополитизм. И те, кому удается найти баланс, сохранить истоки, выигрывает. Речь не идет о декоре или сочетании цветов - все это намного глубже.

Мы на UFW солидарны со всем национальным, проект "Истоки" для меня лично очень важен. Это Даяна фон Фюрстенберг думает, что она придумала платье с запахом - а мы носим плахты уже сколько столетий! Одна из ведущих мировых тенденций - это труд, hand-made. Что мы умеем делать руками. Голландия сейчас тратит огромные деньги на восстановление своих народных ремесел, и я не хочу, чтобы мы тоже пошли по этой петле, сначала все небрежно "протрынькав", а потом кропотливо воссоздавая.

Мне очень запомнилась забастовка вышивальщиц дома Шанель в Париже, с гневными плакатами, обращенными к главе Дома Лагерфельду: "Мы берегли это ремесло 50 лет, а вы сейчас хотите уничтожить?!" Это нужно нам, для того чтобы мы оставались людьми, а земля не превращалась в мир роботов.

В каком временном промежутке вы прочите Украине появление культуры респектабельных Домов мод, имена которых произносят с трепетом и придыханием и на показах которых от мировых звезд рябит в глазах?

Данилевская: Мы хотим сейчас за 17 лет догнать то, что имеет 60-летнюю историю. Но ведь парадоксально, что нам это удается! (Улыбается.) Мы догоняем. Нагоняем!

Новости партнеров
On Top
Продолжая просматривать www.rbc.ua, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Пропустить Соглашаюсь