Режиссер Ахтем Сеитаблаев:

"Мы долго жили при общественном договоре между людьми и государством: "если крадете, то нам тоже не мешайте"

Фото: Ахтем Сеитаблаев (РБК-Украина)
Фото: Ахтем Сеитаблаев (РБК-Украина)

На протяжении последнего года один из самых востребованных украинских актеров и режиссеров Ахтем Сеитаблаев радует зрителей новыми актерскими работами

На протяжении последнего года один из самых востребованных украинских актеров и режиссеров Ахтем Сеитаблаев радует зрителей новыми актерскими работами. В частности, в осеннем сезоне 2016 года телеканал "Украина" начал показывать сериал собственного производства "На лінії життя", который снимался под рабочим названием "Військовий шпиталь".

Также на телеканале "1+1" вышел сериал "Центральна Лікарня", в котором Сеитаблаев сыграл роль хирурга из Крыма. Но широкую известность актеру крымскотатарского происхождения принесла картина "Хайтарма", где он сыграл главную роль и выступил режиссером. Фильм рассказывает о трагической дате в истории крымскотатарского народа — 18 мая 1944 года — сталинской депортации крымских татар. В центре сюжета фильма — летчик, дважды герой Советского Союза, Аметхан Султан. В мае 44-го года после освобождения Севастополя Аметхан отправляется в отпуск в родную Алупку. На его глазах 18 мая и начинается депортация крымских татар.

Недавно стало известно о том, что Ахтем Сеитаблаев вместе со съемочной группой готовит фильм "Киборги". Это будет история о судьбах людей, оказавшихся в драматичных условиях войны и защищающих территориальную целостность нашей страны. Ожидается, что в прокат фильм выйдет осенью 2017 года, а премьера будет приурочена Дню защитника Украины 14 октября.

Мы встретились с актером в привычной для него рабочей обстановке: в гримерке киевского академического театра драмы и комедии на Левом берегу.

Во время интервью к Ахтему зашла одна из коллег, чтобы попросить у него крымскотатарский флаг для двухлетнего мальчика, который уже давно мечтает получить его в подарок. "Так и напишите: я уже год ребенку обещаю флаг, а все никак не принесу", - пошутил актер. - Помню, как я сразу заметил крымскотатарский флаг на входе в Институт Сердца у хирурга Бориса Михайловича Тодурова. У него я был на операциях, когда готовится к роли хирурга в сериале "На лінії життя". Наблюдал операции дважды, от начала до конца. Сердце я видел вблизи, на расстоянии руки. "На лінії життя" - это картина о сегодняшних днях. Мой герой приезжает из миссии "Врачи без границ" и сразу же попадает в Украину времен Майдана. Военный госпиталь в сериале стал местом, где встречается много историй, в том числе и людей с Майдана", - поделился подробностями Сеитаблаев.

А что на данный момент занимает большинство вашего времени – актерская работа или режиссерская?

Сейчас я больше занят режиссерской работой, чем актерской. Мы находимся на стадии постпродакшна фильма "Ее сердце", который был снят при поддержке Госкино. Это картина, в центре которой – судьба крымской татарки, спасшей еврейских детей во время Второй мировой войны. Драма "Ее сердце" основана на реальных событиях. Прототипом главной героини фильма Селиме стала Саиде Арифова, которая во время Второй мировой спасла от фашистов несколько десятков еврейских детей-сирот.

Фото: Ахтем Сеитаблаев: "В фильме мы затрагиваем период, когда аэропорт уже сильно разрушен" (РБК-Украина)

Кроме того, мы вступили в подготовку фильма с рабочим названием "Киборги". Спектакли также у меня есть. И на выезде, и "в стационаре". Я договорился с коллегами учитывать график друг друга так, чтобы всем было удобно. Сейчас большую часть моего времени занимает подготовка фильма "Киборги" и окончание работы над фильмом "Ее сердце".

Актерские пробы для фильма "Киборги" уже закончились?

Да, можно сказать, они практически закончены. Мы уже определились с исполнителями главных ролей. Будет основная пятерка персонажей. У нас есть заглавный герой, это молодой человек.  Но все равно очень сложно сказать, чья роль главная. Ведь то содержание, которое за ними стоит, и сколько они на протяжении фильма находятся в кадре – все это равноценно. Еще идут пробы на роли второго плана, на эпизодические роли. Строятся декорации. Интерьеры находятся под Киевом, можно сказать, в черте города. Это не совсем павильон для съемок кино, но все равно он нам очень  подошел. И уже декорации дают надежду полагать, что это будет очень смотрибельный, хорошо сделанный фильм.

В фильме мы затрагиваем период, когда аэропорт уже сильно разрушен. Казалось бы, что тут сложного – создать в кадре разруху. Привез себе мусор, да и все. Но не совсем это так. С одной стороны, в этом есть и некая легкость, и с другой – куча сложностей. Мусор у нас особенный – стекло, железо, гипсокартон. В целом то, из чего был построен Донецкий аэропорт. И достать это оказалось не простой задачей.

Вас консультируют те, кто принимал участие в защите Донецкого аэропорта. Кто эти люди, как они вам помогают?

Нас консультируют те, кто принимал самое непосредственное участие в боевых действиях в Донецком аэропорту. Я их имен никогда не скрывал, да и они об этом меня не просили. Для меня очень важно, что многие из них стали прообразами наших персонажей. Все они прочитали сценарий, вносили свои правки. Но тут речь не идет о смысловых правках. Это касается во многом боевых сцен. Или, скажем, приезда в ДАП волонтеров.

У нас ведь почти вся страна – волонтеры. По сути, благодаря именно этим людям нам удалось сохранить страну. Лично мне волонтерство как феномен очень помогло выстроить свою личную систему координат. Другое дело, что мои ценности мало отличается от того, чем живет вся страна. Но, все же, как время показывает, самые простые вещи оказываются самыми сложными.

Фото: Ахтем Сеитаблаев: "Лично мне как человеку нравятся истории, которые происходят с людьми в экстремальных ситуациях" (РБК-Украина)

Я переживал, чтобы военные, которые знают подробности нашей подготовки, увидели в фильме честность. Так и произошло: они сразу оценили авторский стиль Натальи Ворожбит. Наталья – выдающийся драматург, которая писала сценарий для "Киборгов". В фильме будут диалоги и темы, которые волнуют, наверно, большую часть украинцев: что такое родина, что такое патриотизм, проблемы отцов и детей, какую страну мы хотим оставить для будущих поколений.

Знаете, вообще для нашей съемочной группы внутренний месседж фильма – это история о новых людях новой страны. Лично мне как человеку нравятся истории, которые происходят с людьми в экстремальных ситуациях. А здесь сама жизнь нам эти истории задает. С точки зрения драматургии те тектонические сломы в людях, которые происходят во время военных действий, – чрезвычайно благодатный материал.

Просто невозможно передать, как много всего происходит во время войны и с каждым человеком отдельно, и внутри семьи. Какой проходит водораздел между странами, часто говорящими на одном языке, часто исповедующими одну и ту же веру. Но как раз истории Киборгов – это рождение нового эпоса. Это происходит здесь и сейчас, на наших глазах. Больше всего в них меня поражает чрезвычайная степень пассионарности людей, кто готов отдать жизнь за свою страну.

Какие истории из жизни военных во время поездок в зону АТО вам запомнились больше всего?

Ой, это происходит практически постоянно. Когда еду в зону АТО, мне все время запоминаются какие-то диалоги военных. Причем часто бывают такие жизнеутверждающие!

Как-то раз прямо на фронте неожиданно вырисовалась одна из генеральных линий нашего фильма. Мы возвращались из расположения одной из воинских частей. Ехали в автобусе с тремя бойцами. Один молодой, года двадцать три. Второму – за сорок, а третьему – около шестидесяти. Они из одного взвода, кажется. Мы в тот период как раз активно искали темы для фильма. Мы говорили с военными. В конце концов они про нас забыли, начали между собой разговаривать.

Выяснилось, что мнения у них по многим вопросам расходятся. Тот, что среднего возраста, начал говорить: "Я тебе, молодому, сейчас расскажу". Молодой парень остановил его: "Подожди. Я задам тебе один  вопрос, ты на него ответь, а потом продолжим. Вопрос такой: что я здесь делаю?". "Ну, родину защищаешь, служить пошел". "Это все понятно, хватит повторять фразы из телевизора. Я здесь cижу в военной форме перед тобой, потому что двадцать лет тому назад вы просрали мою страну". Тот, что старше всех, поворачивается и говорит "А малой-то прав. Это мы страну просрали. И из-за этого он сейчас сидит здесь, а не работает где-то в посольстве". В этот момент автобусе наступила тишина. И тогда я для себя четко понял, что все – вот этот молодой человек – уже наш заглавный герой.  Герой со своим максимализмом, умный и интеллигентный, знающий несколько языков. Меня поразило то, как он видит свою страну, как четко представляет себе, за что воюет. Вот такой, случайно услышанный диалог, Наталья проработала в одну из генеральных линий фильма.

На каком языке буду говорить герои фильма?

Язык в будет в основном украинский. Но и русский тоже будет.

В последнее время часто разные фильмы украинского производства критикуют за то, что в них широко используется русский язык. Не опасаетесь такой критики?

Конечно, мы предполагаем, что языковой вопрос будут обсуждать. Но поверьте: с нашей стороны будет очень большой неправдой не показать, что и по-русски на войне говорят. Ведь это же правда: на войне много русскоязычных патриотов. Я не знаю, сколько их, но точно немало. Об этом в фильме тоже будет идти речь.

А мы ведь всегда хотим быть со зрителем честными. Другое дело, что правда иногда бывает никому не нужна. Но все равно в профессии показываем все правдиво. Если ты будешь "слегка беременным", это очень попсово. Зритель это быстро уловит и перестанет тебе верить. Это как с патриотизмом: обычно сразу видно, когда человек поет гимн искренне. Поет так, что воздух вокруг человека вибрирует, когда он произносит слова. А бывает, человек так молчит, что это очень высокого штиля молчание.

Исходя из моего опыта съемок в программе "Хоробрі Серця", судя из того, что я вижу во время поездок в зону АТО – все эти бойцы и их взгляды вселяют мне уверенность в том, что процессы в лучшую сторону в Украине просто необратимы. Как бы не было велико сопротивление тех, кто привык жить по старым схемам. Военные часто любят шутить по поводу европейского выбора. Говорят: "Мы все хотим в Европу, мы все хотим, чтобы коррупция была преодолена, но если что – кум все порешает".

Но многие говорят, что это как раз типичная черта украинцев.

Мне на самом деле обидно слышать, когда говорят что "кумовство" и "решалово" - типично украинские черты. Но все равно это свойственно людям. Ведь мы жили долгое время при некоем общественном договоре между людьми и государством: "если крадете, то нам тоже не мешайте". Это накладывает свой отпечаток на общество, и вот просто так, в один момент это никуда не денется. Думаю, из-за этого и произошла вся эта сложная ситуация в стране: отобранная территория, война на Востоке.

В программе "Хоробрі Серця", да и при личном общении с военными, вы наверняка встречаете разочарование тем, что война затягивается, и жизнь в стране не улучшается. Как обычно на такое мнение реагируете?

Разочарование - это естественный процесс. Ведь мы с вами живые люди. И когда каждый день сталкиваешься с финансовыми проблемами, которые все тяжелее решить, критиковать спад патриотизма я не взялся бы. Но я ведь работаю в искусстве, и если у меня есть инструмент, который позволяет хотя бы на время пребывания в кинозале подарить людям надежду на лучшее, то как я могу этого не сделать? Как я могу не рассказать о ребятах, которые положили за нас свои жизни?

Фото: Ахтем Сеитаблаев: "Все эти бойцы и их взгляды вселяют мне уверенность в том, что процессы в лучшую сторону в Украине просто необратимы" (РБК-Украина)

Моя задача - подарить надежду сидящим в зале, мотивировать их не опускать руки. Ну вот не опускать. Никто для нас не сделает чего-то такого, что поможет нам в один день жить в стране демократии, где уже давно стригут газоны. Это тяжелый ежедневный труд каждого из нас.

Когда мы побеждаем на экране, то у зрителя есть ощущение победы над своими личными страхами. Если будет больше таких фильмов самых разных жанров, это будут поддерживать журналисты, художники, режиссеры и скульпторы, то такая синергия точно принесет много плодов. Ведь не секрет, что последние три года у нас появился огромный запрос на свое: свои фильмы, сериалы, спектакли.

Много ругали закон о запрете российских сериалов. Но, с другой стороны, как много новых украинских артистов мы теперь для себя открываем! Не секрет, что большую часть фильмов, которые снимались в Украине – это было по заказу телеканалов РФ. И, по логике заказчика, коим они являлись, главные роли играли российские актеры. Они культивировали создание своих звезд, а не наших. Обидно было видеть, что многие кадры снимались в Киеве, а писали, что место действия - якобы Москва. Я про это вообще молчу. Помню, как мы стеснялись заявлять свои город, как убирали вывески. Слава богу, такое уже проходит. Не знаю, может кто-то из моих коллег до сих пор работает в России. Но те, с кем я дружу – точно нет.

А что думаете о тех коллегах, которые продолжают ездить в Россию для съемок в фильмах?

Я этого не приемлю. Тут я достаточно радикально настроен. Бог им судья. Анализируя и примерно зная фамилии тех людей из актерской братии, которые туда ездят, я уверен: эта война их никоим образом не задевает. Мне сложно представить артиста, у которого кто-то из знакомых или не дай бог родственников пострадал от российской агрессии, а он потом поехал в РФ на корпоратив выступать. Или на концертах новогодних.

Я с такими людьми точно сотрудничать не буду. Но это и их выбор, и наш с вами выбор тоже. До сих пор есть те, кто ездит выступать в Россию. Но уже у нас в Украине, в центральном зале Киева они же собирают полный зал. Как с этим быть? Я не знаю. Тут наверно виноваты мы сами. Зритель голосует ногами. А поездки в Россию - это, мягко говоря, нечистоплотно.

Что, по вашему мнению, может объединить страну, где взгляды на происходящее могут радикально отличаться?

Мне кажется, культура – это самый гармоничный инструмент, который может на людей подействовать. Как раз она может объединить страну, когда идет раскол. Когда десять разных регионов объединяются в одну творческую команду, репетируют и потом играют в спектакле. Они так избавляются от страхов. И тогда уже Запад не будет верить в "бандитов из Донбасса", а Восток – в "бандеровцев со Львова". И ведь ты этих людей потом не обманешь. Им уже не скажешь, что во Львове не хотят знать русского языка. Ну это же бред!

Я вообще уверен в том, что сегодняшние события в стране произошли из-за того, что люди в разных регионах друг друга не знали. В разные периоды истории власть у нас успешно пользовалась принципом "разделяй и властвуй". Чем меньше мы друг друга знаем, чем больше мы боимся всего "другого" - другого цвета кожи, как кто-то по-другому заваривает кофе, то мы с ним не дружим. Вот уже есть что обсуждать вместо реформ и развития.

Фото: Ахтем Сеитаблаев: "Сегодняшние события в стране произошли из-за того, что люди в разных регионах друг друга не знали" (РБК-Украина)

Но если мы друг друга уважаем, не боимся, то уже задаемся вопросом, почему дороги плохие, почему медицина и образование - на низком уровне. Властям этого не надо было до Майдана. Властям, которые были у нас до Майдана, не было выгодно, чтобы мы обсуждали надуманные мифы, ведь управлять необразованными легче. Легче управлять теми, кто занят добыванием хлеба настолько, что сил у него остается только поужинать и выпить сто грамм водки, а потом уснуть тяжелым сном, зная, что завтра опять на работу.

Вы бывали в Крыму после его аннексии?

Нет, после аннексии не был ни разу. Но каждый день списываюсь, созваниваюсь – у меня там остались родственники.

Они выезжать из Крыма не захотели?

Нет, категорически не хотели. Это их земля, это наша земля. Я даже не представляю, насколько сложно там сейчас жить. Но я чрезвычайно горд тем, что я крымский татарин. Я чрезвычайно горд за свой народ.

Российская империя так много лет хотела уничтожить крымских татар. Теперь империи уже нет, а мы есть. Нас семьдесят лет хотел уничтожить советский союз. Союза нет, а мы есть. Путинской кремлевской банды, я уверен, тоже скоро не будет. Незнание истории не освобождает от ее последствий.

Три года оккупации не хватило депутатам Верховной Рады, чтобы признать, что крымские татары – это коренной народ Крыма. Нам не нужна никакая автономия рядом с Крымом. Нам нужна национальная территориальная автономия крымских татар в составе государства Украина. Но для этого нужно делать определенные шаги. Хорошо, что по прошествии этого времени признали, что в отношении нашего народа был геноцид. Но что мешает признать народ коренным в Крыму? Я знаю, что мешает. Дело в том, что в Верховной Раде очень много тех, кто имеет в Крыму свой бизнес. Наступление справедливости - это долгий процесс, но он необратимый. Ведь у крымских татар нет другой родины, кроме Крыма.

Многие думают, что Крым вернется в Украину, когда мы станем экономически сильнее. Как думаете, когда Крым снова будет украинским?

Я вообще думаю, что это произойдет намного раньше. Ведь есть и санкции, что бы о них не говорили. У мира есть понимание того, что Российская империя в ее нынешнем виде – это такая обезьяна с гранатой, которая никому не даст покоя. С ней нужно сделать что-то такое, чтобы она больше никому не грозила. Пусть лучше свои туалеты чистят, а потом указывают кому-то как жить. Россия – большая страна. "Від**ться від нас", как сказал Лесь Подеревянский.

On Top