Андрей Сидерский: "Уже был заказ на картину, которая оптимизирует обстановку в Украине"

Фото: Андрей Сидерский (из личного архива)
Фото: Андрей Сидерский (из личного архива)

Андрей Сидерский - преподаватель гимнастики йогов, художник, автор книг, переводчик эзотерических текстов - рассказал Славе Варде о том, как он начал рисовать и когда в стране закончится "переходный период"

Андрей Сидерский в детстве нарисовал по просьбе больной раком матери. Говорит, что сюжет увидел в каком-то "медитативном трансе". В интервью Styler всемирно известный мастер йоги, киевлянин  Андрей Сидерский рассказал, как работают и сколько стоят его картины, почему ему уже интересна "просто" йога, как долго в Украине продлится "переходный возраст" и объяснил, что самое главное в жизни.

Андрей Владимирович… Когда и почему вы сконструировали первое своё изображение в формате "Психотронное искусство"?

Я рисую с детства. Занимаюсь этим с трёх лет. Учился в изостудии Наума Осташинского. Думал даже поступать в художественный институт, который сейчас Академия. Однако там было понятно, что я с первого раза не поступлю в силу разных, скажем так, организационно-административных нюансов…

Что вы имеете ввиду?

Тогда был такой довольно жесткий расклад. Была квота для выпускников Республиканской художественной школы…

Здесь, в Киеве?

Ну да, которая на Сырце. А оставшиеся места занимали те, кто сдавал экзамены после подготовительного отделения или просто так, но как правило, с первого раза не поступали, даже если в общем-то все было хорошо. Определённые были, так понимаю, регуляции. А второго-третьего года у меня не было – мне очень не хотелось идти в армию, поскольку свой первый и второй класс я провел в интернатах и, скажем так, "социализацию" прошёл достаточную. И ещё раз все то же самое проходить в советской армии мне не хотелось. Поэтому решил, что в художественный институт я поступать не буду. Попробовал в строительный на архитектуру, но понял, что строительство – это не моё, и привязывать себя к советской стройке я не хочу, плюнул на художество, поступил в КПИ, куда поступал гарантированно по девятибалльной системе, потому что у меня был хороший аттестат. Там были две математики, а я математику хорошо знал и, естественно, туда поступил.

А как же рисование?

Но все равно не прекращал рисовать… Причем в школу Осташинского я попал потому что Осташинский меня сам туда потребовал. Настоял, чтобы родители меня туда водили… Мне было три с половиной года,  он в автобусе увидел у меня пластилиновый самолётик и сразу быстренько "наехал" на маму, сказав "Вы что? Ребенок с такими способностями! И где он?!? Почему он до сих пор не у меня в студии?!?". Ну вот так оно и пошло-пошло-пошло. Но я больше рисовал для себя, какие-то такие вещи…

Потом делал работы маслом в такой сюрреалистической манере. А потом случилась такая история – у меня мама заболела раком… Её прооперировали, и потом она проходила курсы химиотерапии, в результате которых у неё практически перестала работать нормально печень. И она меня просто попросила: "Нарисуй мне какую-нибудь картинку. Я знаю, что ты это можешь… Нарисуй какую-нибудь картинку, которая бы меня поддерживала. Хотя бы морально".

И вы нарисовали?

Я посидел в каком-то таком медитативном трансе и увидел картинку. Изобразил её. И эта картинка у мамы до конца её жизни висела всегда в комнате. Прожила мама после этого лет двадцать пять, наверное… Печень, полностью, конечно, не восстановилась, но по крайней мере – это не мешало жить.

Что это было за изображение?

Такой цветок… Картинку тоже я изобразил маслом и в такой манере, какой-то переходной от сюрреализма к какой-то такой орнаментальной абстракции, что ли… Сейчас я покажу эту картинку… Она есть на сайте, она у меня дома висит. Мама умерла, она уже совсем старенькая была, и я забрал себе эту картинку… В ходе работы над этой картинкой я понял как это делается, как именно "снимать" изображение с "внутреннего экрана", соответствующее той или иной реструктуризации пространства, или ретрансляции в пространство каких-то структурирующих принципов… И начал это делать… О, вот она! 

Сидерский

Фото: Картина для матери (s.com.ua)

У вас она в Facebook как фото профиля некоторое время была…

Да. Это последняя моя работа маслом в такой вот манере.

Это какой год?

Это 1991. Октябрь девяносто первого… А, еще после этого была большая работа – я с нею несколько месяцев возился – а вот после нее было случился перерыв… долгий… сейчас я её найду… тоже в такой манере, но уже немножко в сторону абстракции сдвинута. Там перспектива была убрана и все это было собрано в такие изображения в плоскости… Вот она! Это тоже 1991 год. Какой месяц, я не помню… Закончил в ноябре, наверное… Или в декабре. Все. После этого была абстракция. Но до нее – почти 10 лет перерыва…

Десять лет?

Почти да… До 2000-го года. Потому что мы жили в хрущёвке, маленькие дети… масло, растворитель…

Как говорят: "не до песен"…

Не в этом дело. Просто такая, ну… вонь стояла, рабочая, что я понял, – детей травить не надо и прекратил этим заниматься. А потом, в двухтысячном году, один товарищ, из Днепропетровска, Серёжа Мищенко, попросил сделать работу для него, чтобы поднять обороты его компании. Вот это и была первая абстрактная работа. Называлась она "Дивная пара волшебных зверей вторгается в поле судьбы". За год он поднял обороты в два с половиной раза. После чего он сказал: "Так! Я понял! Значит, сделай мне пожалуйста серию работ для офиса!". Я сделал ему серию работ для офиса, довольно много. Тоже, видимо, ему понравилось, как они действуют. Потому что после этого он сказал: "О’кей! Значит, давай так, я занимаюсь твоими работами, я буду выполнять функции арт-дилера". И, собственно говоря, это с его подачи у меня были выставки в Великобритании, в Швейцарии, в Германии, в США… Он начал работать на арт-рынке и попытался продвинуть там это направление. Были интересные,  конечно, результаты… И в Москве были очень интересные выставки тогда. У нас тогда было всё еще хорошо более-менее. И в процессе работы уже начали появляться люди, какие-то через него, какие-то сами приходили, ставили задачу, просили там что-то сделать для них, то ли для бизнеса, то ли для дома для семьи, то ли для здоровья… И я на этом материале отрабатывал принципы. То есть – как ставить задачу, как формировать энергоинформационные предпосылки, как снимать изображение с "внутреннего экрана", соответствующее решению этой задачи, и придумывал технику, как это передавать на холсте…

Сидерский

Фото: s.com.ua

Техника передачи в данном случае, это больше физика, правильно? Законы преломления света, цвета…

Ну, собственно, что такое картина? Картина это некая плоскость, на которой есть определенное сочетание форм и цветов. И это сочетание форм и цветов отражает падающий свет и отражает также падающие на поверхность работы волны не оптического диапазона. И соответственно, отраженная энергия формирует в пространстве, где находится работа, определенную структуру электромагнитного поля. И, возможно, не только его. Я, на самом деле, по своему опыту и практике йогической, и по работе с картинами, склоняюсь к тому, что Тесла был прав. Что вот эта первооснова мира, Акаша… эфир, действительно существует все-таки, как бы её не пытались выжать из научных концепций, и это работает! Сама по себе структура энергетического поля, которое формируется отражёнными от поверхности полотна вибрациями, она каким-то образом программирует пространство в эфирном, базовом каком-то, бытийном "матричном поле". И всегда можно в этом поле найти, скажем так, некое кодовое, абстрактное описание любого явления, предмета, человека, действия, чего угодно… Внимание, в данном случае, есть инструмент, который сопоставляет имеющееся "описание" с тем, к чему нужно ситуацию привести. А дальше – вопрос в том, чтобы вычислить некую алгоритмическую последовательность действий, которая позволяет сместить вероятность событий в направлении реализации поставленной задачи. И я знаю, как это делать с помощью изображений.

А как вы понимаете, что, например, круг, как геометрическая фигура,  способствует, скажем…

Я этого не понимаю. В моих работах нет символизма. То есть, это абсолютно не символические вещи. Это именно сочетание форм и цветов, которые воздействуют на электромагнитное поле и на состояние эфирной "подложки". Это не на уровне понимания. Это на уровне знания.  Мне совершенно безразлично, какие фигуры там будут и как они будут распределены. Мне важно увидеть целостную картинку. Это очень интересно работает! Мозг – он как антенна, он "снимает" информацию и начинает проецировать на "внутренний экран" результат "медитативного поиска". И, когда процесс идет, картинки на "экране" меняются. Они модифицируются, они подстраиваются, уточняются, какие-то детали добавляются, какие-то уходят… И, в конечном счете, когда картинка останавливается и перестаёт трансформироваться – я понимаю, что, да, я получил результат. И просто переношу на холст. А уж какую технику при этом использую – ну, это зависит от изображения. И, в принципе, мне пришлось придумать технику, потому что я использую новые материалы, использую акрил. Акрил позволяет существенно расширить спектр возможных приёмов. Потому что там и живописные приёмы, которые применяются и в масляной живописи, и в акварельной живописи, и  позволяет графические какие-то элементы вводить туда… Хороший очень материал – и плотность покрытия, и объём краски, потому что на самом деле есть ещё один аспект, который программируется за счёт вписывания определённых аспектов в объёмы краски на холсте… Только это уже не столько к отраженному потоку имеет отношение, сколько к какому-то, собственно, свойству "скульптурности", что ли, изображения, какой-то "рельефности"… И мне пришлось придумать технику тоже под это дело…

Самая первая ваша картина, которая была продана, это та, про "Дивную пару волшебных зверей"?

Ну да, эта картина была продана первой. Потом был продан целый комплект для офиса… Потом я делал большой заказ для одного моего друга… Ну, это сейчас он уже мой друг, в Днепре… Там заказ был большой, и я хорошо его продал и много заработал тогда… И потом оно пошло-пошло-пошло и сейчас я уже даже не вспомню…

altaltalt
 

Фото: Картины Сидерского (s.com.ua)

Сейчас это бизнес?

Нет, это не бизнес. Бизнес – это то, что дает постоянный доход. Сейчас это всё равно остаётся для меня творчеством. Допустим, если нет продаж, я все равно не останавливаюсь. Потому что мне самому любопытно получать всякие результаты интересные, занятные… И сейчас, допустим, я в практике йоги сосредоточился в большей степени на применении хатха-йоги по назначению. А назначение её было описано в "Хатха-йога прадипике"  Сватмарамы (Свами Сватмарама – йогический мудрец, автор трактата "Хатха-йога прадипика") одной фразой: "Только ради достижения раджа-йоги хатха-йога имеет смысл". То есть, только для того, чтобы научиться контролировать поведение ума, имеет смысл все эти "экзерсисы" исполнять! И там очень комплексное воздействие получается – и за счёт физиологического воздействия, и за счёт "кодового" действия упражнений… Это интересный такой процесс… И только в этом плане меня сейчас интересует всё, что я делаю как "йогствующий персонаж". Больше ни в каком. Оздоровительный там, терапевтический, реабилитационный эффект меня сейчас абсолютно не интересюет…

Все это уже пройдено?

Это просто уже не интересно – как из пушек по воробьям стрелять. Есть физкультурные технологии, которые как оздоровительные, реабилитационные,  терапевтические и прочее работают не хуже…

Одну из таких вы создали…

Да, "Йога23" – йога для жизни, да… То есть, технологий полно, есть вещи более рафинированные, и использовать такие серьёзные инструменты, как хатха-йога, исключительно как физиологическое, терапевтическое и психорегулирующее средство – ну это глупо. Это намного более серьёзный и намного более мощный инструмент. И он меня интересует, в общем-то, с этой точки зрения, и… в "художестве" – аналогично: когда я делаю работы не под заказ, меня интересует именно этот аспект воздействия работ. Сейчас я стараюсь, если уж "вытаскивать" изображение, то изображение, которое помогает людям находящимся в пространстве воздействия картин, входить в состояние, которое Патанджали (систематизатор йоги, составитель работы "Йога-сутры") охарактеризовал как "вайрагьяьъм" - это фоновая тишина - контроль процессов в области гамма-частот, это отрешенность – контроль процессов в области верхней части бета-диапазона,  и это остановка – остановка внутреннего диалога, контроль процессов в области интеллектуальной обработки информации, это процессы в мозге, которые характеризуются нижней частью бета-диапазона. И если это получается, тогда у человека начинает активизироваться процессы альфа-диапазона, а дальше у него уже вход во всякие более интересные вещи открывается… И это мне интересно, и я все равно это делаю. А если какие-то конкретные задачи есть, то выполняю конкретные задачи.

altaltaltaltaltalt
 

Сколько картин висит у вас в доме?

У меня, на минуточку, большой трехэтажный дом и на всех этажах висят картины. Все свободные стены завешаны картинами. Их там много…

О чём они?

Всё то же самое – приведение пространства в вибрационное состояние, в котором естественным образом человек, если он резонирует, входит в состояние основы "раджа-йоги", то есть основы, на которой дальше можно развивать способность управлять деятельностью ума, управлять эмоциональными состояниями, управлять внутренним диалогом, ну такие вот вещи…

Были такие истории, когда гостившие у вас люди, возвращаясь к себе домой звонили и говорили о том, что у них в состоянии наблюдается нечто необычное и они тоже  хотят себе картину?

Это часто происходит. Ну это как бы норма.

Значит, после таких визитов к вам обращались?

Ко мне постоянно обращаются. И те, кто у меня занимаются, и те, кто общаются со мной. Если, конечно, могут себе это позволить. Потому что на самом деле у меня это дорого стоит всё…

Сколько?

Ну… Как-то я не знаю, можно ли об этом говорить…

А как хотите…

Ну, скажем  так… Цены очень разные – в зависимости от формата, сложности работы, от ее назначения… Но в любом случае – не меньше пятнадцати тысяч…

В какой валюте?

В евро. Но пятнадцать – это работы небольших форматов, на которые не так много времени уходит. Форматы побольше – 25, 26 тысяч. Самая такая серьезная продажа у меня была за 100 тысяч долларов, это одна работа ушла. А так – продажи от 35 до 80 – такой порядок цен.

У кого висит эта, самая дорогая ваша картина?

У бизнесмена по имени Михаил. Она, кстати, у него в Киеве. У него в Москве много работ, во Франции есть мои работы, но эта работа висит в Киеве.

Было такое, что вы просто подарили картину?

Да, регулярно бывает…

А самую первую, не вспомните, кроме маминой?

Ну, во-первых, я внукам дарю на дни рождения картины. Потому что это ещё и плюс для них, когда они вырастут, ведь цены, я думаю, ниже не будут становиться… И для них на крайний случай всегда есть "подушка". А так, я друзьям дарю, тому же Мише… Еще одному моему другу, тоже крупному бизнесмену, которого зовут Максим. Я довольно часто делаю работы и друзьям дарю.

altaltaltaltaltalt
 

Если совсем незнакомый человек просил у вас картину в подарок, были ли такие истории и чем это заканчивалось?

Такие истории были, но я на такое не "ведусь".

То есть "фильтр" присутствует?

Конечно. Если я дарю картину, то дарю ее человеку, которого я хорошо знаю и с которым меня что-то связывает… А если просто так – нет, я так не делаю. Это будет неправильно. Один раз я произвел такой эксперимент. Я пошел навстречу этим просьбам многочисленным и на фейсбуке сделал типа как аукцион… Просто выложил фотографию работы из мастерской и написал: "Ребята, вот у Вас есть шанс быстро выхватить её за небольшую цену". Но все равно там одна моя постоянная покупательница перебила все цены и забрала эту работу. У неё, кстати, уже коллекция, и она себе в коллекцию выкупила эту работу. Ей повезло – все равно получилось меньше, чем обычная цена – шесть с половиной или семь тысяч евро, что-то такое, я точно не помню… За такие деньги я не продаю работы. Ну и люди у которых совсем нет возможности… все-таки не получилось у них. Да и я считаю, что это неправильно. Потому что рынок есть рынок. Он диктует определенные условия, он сформирован, есть диапазон цен, есть много людей, которые эти деньги заплатили, и вообще-то нечестно будет по отношению к ним "сбрасывать" работы за бесценок. Просто некорректно. Один эксперимент – о’кей, хорошо! Но в правило это нельзя вводить, потому что так нехорошо!

Выставки… Где для вас был самый успешный опыт и почему?

Они все интересные. Они немножко разные. У меня была выставка, большая первая выставка в которой я участвовал, в Лондоне в "Олимпия Гранд Холл" арт-шоу On the Wall. Там было больше двух тысяч авторов представлено и я просто понял, что то, что я делаю, это не любительство, не дилетантизм, и что критика и профессионалы к этому относятся с пониманием и принимают. Там было вплоть до того, что организаторы выставки попросили одну из моих работ повесить так, чтобы она встречала посетителей и настраивала их в правильном русле. И это не потому, что там им что-то рассказали. Это просто они ходили, смотрели-смотрели и сказали: "Вот эту работу можете вот сюда вот перевесить, потому что это для нашей выставки будет очень полезно". Потом очень интересная была персональная выставка в Лондоне, в галерее Gallery in the Cork Street – недалеко от Королевской Академии Искусств. Там мне было интересно посмотреть на реакцию профессиональных художников. Они ходили, смотрели, ногтем пробовали картинку… Потом спрашивали: "Как ты это делаешь вообще?!? Расскажи!". Причем преподаватели Академии искусств, такие дядьки по 50-60 лет, которые понимают толк в материалах, понимают толк в технике… Они говорят: "Как ты это делаешь вообще?!?"… Очень хорошая была выставка недавно, кстати, в Киеве…

В Музее истории?

Да. Очень хорошая реакция. Постоянно приходили люди, причем было понятно, что люди используют работы по назначению. То есть, люди приходили, сидели там часами, медитировали, как-то отлавливали эти эффекты. И самой интересной была реакция работников музея – зал с моими работами был как раз рядом с офисным блоком, и они говорили, что как хорошо, что мы ходим в этот зал, это помогает нам работать и нам очень нравится, что эта выставка у нас тут. Это, кстати, была первая выставка в Украине. Были выставки в Англии, в Лондоне, в имении Wotton House – доме первого посла Великобритании в Украине, в Нью-Йорке, в Amsterdam Whitney’s Gallery, дочери бывшего мера города, в Мюнхене в большом муниципальном пространстве… Все, которые были, были очень интересные. Я, кстати, думал до какого-то момента, что психотронную абстракцию я первым придумал и сформулировал…

А оказалось?

Раджастан… 16-17 век… Может, традиция раньше сформировалась… В любом случае, она есть, существует. Люди делают эти работы, используют их в медитации… Это уже всё с "бородой", все давно работает…

Вы об этом недавно узнали?

Да. И недавно открыл для себя Хильму Аф Клинт. (Художница и мистик, первый представитель абстрактной живописи) Шведская художница, которая за несколько лет до Кандинского (Василий Кандинский – русский живописец, график и теоретик изобразительного искусства, один из основоположников абстракционизма) и Малевича (Казимир Малевич – украинский художник-авангардист, основоположник супрематизма – одного из наиболее ранних проявлений абстрактного искусства новейшего времени) начала делать абстрактные работы. Но, в отличие от Кандинского и Малевича, которые открыли психологическую и философскую абстракцию, символическую, кодовую абстракцию, она делала реально психотронные вещи… Хильма Аф Клинт создавала абстрактные работы до Кандинского и Малевича, как оказалось…

И она, кстати, запретила в завещании показывать эти работы ещё двадцать лет после своей смерти…

Она видимо подозревала, что найдется кто-то еще, кто до этого дойдет. До этой идеи именно абстрактного искусства… Она была права, и наши соотечественники успешно реализовали этот замечательный проект.

Андрей Владимирович, как происходит заказ картины?

Рассказываю! У одного моего друга был в какой-то из кризисных моментов очень тяжелый период перехода в другой бизнес, он очень сильно уставал и перестал спать. Он пришел ко мне и говорит: "Тут такое дело, я не могу спать. Просто не могу спать! Уже я измотан весь и просто не знаю, что с этим делать… Может чего-нибудь придумаешь?". Я ответил, что о’кей, придумаю. Посидел-посидел, вычислил изображение, за пару недель сделал ему картинку! Он приехал, взял картинку, довольный уехал… Где-то через месяц они приходят вместе с женой, и он мне говорит… "Слушай… Тут у нас такая проблема с твоей картинкой…". Я говорю: "Какая проблема? Что, не работает?" … "Да нет, работает! Проблема в том, что спится очень хорошо! Но… секса нет!". Я говорю: "В смысле?"… "Ну мы только доходим, только падаем на подушку… и выключаемся полностью! И утром уже просыпаешься, когда нужно бежать на работу… И ничего с этим невозможно сделать!". Я говорю: "Подожди… Ты что меня попросил сделать? Ты хотел выспаться? Я сделал!"… "Так да! Все хорошо! Но что делать теперь? Мы проверились по всем врачам… Все идеально! Все нормально! Только как-то ж надо этот вопрос решать!!!". Я говорю: "Слушай… Отодвиньте кровать на метр от стены, где висит картина!". Все. Все сбалансировалось! Это смешная история. Таких было несколько. Но эта самая веселая. Были более какие-то серьезные ситуации. Просят, например: "У меня сложная ситуация в жизни… С бизнесом, с конкуренцией, мне нужно как-то эффективность действия повысить!". Это довольно часто бывает.

А бывало, что человек заказывал изображение, чтобы использовать его во вред другим людям?

Я такими вещами не занимаюсь. И вообще очень сильно фильтрую людей, которых подпускаю к себе с запросами на изображения. Вот был заказ еще в дом двухэтажный, чтобы на верхний этаж не проходили нежелательные гости. Я сделал. Триптих – "Тройная игра с пятью неизвестными". Но через некоторое время этот товарищ попросил откорректировать работу. Потому что наверх поднимались только члены семьи. Даже друзья не могли, чувствовали себя неловко и уходили вниз. И пришлось делать компенсирующий триптих, который это дело сбалансировал. Но! Когда его подставили и к нему пришел УБЭП разбираться с документами – они не смогли находиться в кабинете. Они посидели в кабинете немножко, потом сказали, мол мы пойдем вниз, а Вы носите нам документы! И хоть это нарушение их инструкций, но тем не менее – факт. Так было.

Какая перспектива у вашего психотронного искусства, как оно будет трансформироваться? Ведь, например, в йоге "обычные" вещи вам уже давно перестали быть интересны…

Да, просто для фитнеса, для популяризации мне это не интересно. Я уже сделал достаточно большую работу. Сейчас полностью этим направлением занимается Лена (Елена Сидерская – дочь, директор йога-студии  Андрея Сидерского), у неё очень хорошо получается, я очень доволен, как все это происходит, и считаю, что мне там уже делать нечего. Поэтому занялся тем, что мне интересно и что для широкой публики на самом деле уже не годится. Это такие вещи, которые должны быть доступны людям понимающим, зачем это им нужно, и готовым к серьёзным трансформациям, возможно даже местами иногда неприятным… Через что иногда тоже нужно пройти…

Йога намерения? (речь об одной из разработок А. Сидерского)

Нет! Это я тоже Лене отдал. Это как-бы выжимка из "Йоги 23". Это переходная такая штука… Да, она более жестко работает и требует большей ответственности, но я считаю, что Лена справится с этим делом. А то, что я сейчас делаю – я пошел дальше! Это уже другие совсем вещи. Там другие коды зашиты, и я пока никому это не передаю…

Об этом еще ничего неизвестно широкой аудитории?

Нет. Нет… люди, приезжая на мои мероприятия, понимают, что что-то происходит… И что это "что-то" совсем другое! И что это работает совершенно по-другому, и эффективность трансформации какая-то совершенно фантастическая получается, и сроки фантастические… Но как это я делаю – они не понимают! И я пока никому не рассказываю.

Это отображается на картинах?

Да, так я о том же… С работами – то же самое. Я сейчас стал делать работы, которые функционируют более плотно и более эффективно. Более радикально. Опять-таки, потому что появились ребята, которые у меня учатся, у них пошли картинки, они начали их делать и хорошо у них это получается… успешно, правильно. Я считаю, что расширение диапазона охвата происходит. Как-то стараюсь их поддерживать. И лайки ставлю, если нахожу где-то в интернете. То есть понимаю, что направление есть, направление заявлено, направление пошло уже и особо как-то вкладываться в популяризацию мне уже не нужно. Точно так же те новые и более радикальные аспекты, которые я нахожу, я тоже придерживаю и уже никому не рассказываю, как я это делаю. Кто вычислит – окей! Но пока никто не вычислил…

Для того, чтобы подобные изображения появлялись, и ты мог "снимать их с внутреннего экрана", нужно быть сильным практиком йоги?

Не обязательно. Есть люди, которые талантливы от природы. Особенно молодежь сейчас – у них мозг очень интересно работает, очень интересно настроен у многих. И они вычисляют какие-то вещи легко, для которых нашему поколению пришлось 20 лет пахать. И в плане практики, и в плане искусства сейчас интереснейшие есть явления среди молодёжи, и я очень рад, что произошел какой-то скачок в эволюции сознания, и появляется все больше и больше таких людей.

И все-же, между вашей психотронной технологией конструирования функциональных изображений и  йогой стоит знак равенства?

Да. Это связанные вещи. И, действительно, слово "искусство" это немного не то – это технология. Искусство – это выражение себя. А тут себя нужно максимально убрать, исходя из этого пресловутого состояния "вайрагьям" – тишина, отрешенность, остановка внутреннего диалога. И, я бы условно сказал, что это сущностные проявления, а не личностные. В искусстве бывают мастера, которые "оттуда" действуют… Но это другое.

Все-таки вернусь к вопросу о перспективе…

Я особо не парюсь перспективой. Просто работаю и не заморачиваюсь, что будет. Так же, как и с этим "йогством" - делаю то, что чувствую целесообразным и своевременным, если не могу этого не делать. Если могу не делать… Только я трудоголик, поэтому вообще ничего не делать у меня не получается.

А возможно ли написать такую картину, чтобы обстановка у нас в стране оптимизировалась? Или это не о картине речь?

Это уже сделано. Уже был такой заказ. Я не хочу распространяться на эту тему, но в этом направлении тоже работа есть. Тут, понимаете, мы не можем перескочить через то, что нужно пройти… Я с разными людьми общаюсь, взаимодействую, разные выполняю задачи и заказы связанные не только с психотронным искусством, потому что воздействие через виртуальные механизмы может быть всяким. Но в какой-то момент стало понятно, что вот эти все "магические манипуляции" нужно останавливать. Потому что социум должен пройти через то, через что он должен пройти. Критические этапы пройдены достаточно успешно, и дальше теперь все уперлось в собственное взросление нации, в собственное взросление политикума, в избавлении от мусора, от пены, которая все равно взбивается любыми активными событиями. Мне кажется, что туда вмешиваться нельзя – это должно происходить естественным путем.

Такой себе "переходный возраст" для страны?

Да. Поэтому я прекратил туда лезть и ушел в разработку технологий, которые будут востребованы в будущем в общечеловеческом масштабе. Потому что – может быть это нескромно – но я отлично понимаю: то, что я делаю в плане создания тренировочных технологий, в мире не делает больше никто. У меня есть информация из разных уголков мира, и то, до чего мне удалось дойти… Верне, до чего меня "довели", так сказать… Поскольку особой личной заслуги в этом нет. Пространство даёт информацию, пространство открывает "врата" – назовем это так… Так вот, этого не делает никто. И это не повод для самолюбования, это очень работа – сложная, тонкая... и ответственность большая. И понятно, что это нужно сделать. И если не сделать это сейчас, то все равно это придется кому-то делать. Если есть возможность это делать, значить это нужно делать! И точно так же с этим типа как бы искусством – сейчас понимаю, что нужен какой-то задел на будущее. Ну, потому что никто не вечен. Потому больше занимаюсь какой-то исследовательской работой, разработками, наработкой информации, которая может остаться после того, как меня не будет.

Сколько лет еще этого "переходного возраста" для Украины осталось?

Я не знаю. Думаю, к 2021-25-му году начнет меняться ситуация и году к 30-му мы, возможно, увидим очень интересные явления. Но ожидать, что что-то радикально изменится в ближайшие 2-3 года – я бы не стал.

Андрей Владимирович,  а что самое главное?

Самое главное? Чувство юмора. Чувство юмора и оптимизм. Потому что без этого… можно не успеть…

Напоминаем, не забудьте выбрать свой способ читать новости.
On Top