Валерий Калныш: "Главное, чтобы люди читали"

Komubook: читатели, уставшие ждать, сами издают качественные книги на украинском языке Сергей Жадан: “Хочешь сделать что-то для страны – привыкай, что будет не всегда комфортно”
Фото: Валерий Калныш рассказал об электронных и бумажных книгах, о качестве переводов и о тенденциях в чтении за последние несколько лет

Действительно ли люди стали меньше читать, почему в маленьких городах не теряют популярности бумажные книги и нужно ли переводить русскую классику на украинский язык - в интервью для Styler

С ростом популярности электронных носителей и электронных текстов, стабильно наблюдающемся в мире с начала 2000-х, сейчас может показаться, что бумажная книга уже давно осталась за бортом, а продажи печатных изданий переживают кризис.

Этим летом европейцы предоставили миру новую статистику. Оказалось, что все больше людей постепенно теряют интерес к электронным книгам, предпочитая им бумажные. В частности, эксперты Биржевого союза немецкой книготорговли рассказали, что электронные книги в Германии дают всего 4,5% общего оборота. В США этот показатель составляет 25%. Прогнозируют, что в ближайший год этот показатель по разным странам будет только сокращаться.

Чтобы узнать, какие книги предпочитают читать украинцы, есть ли необходимость переводить на русский язык Тараса Шевченко и какие главные тренды преобладают в современной литературе жанра нон-фикшн, мы обратились к журналисту и редактору Валерию Калнышу, который регулярно читает как электронные, так и бумажные книги а также пишет книжные обзоры.

Валерий, вы читаете много книг, в том числе и печатных. Замечаете тенденцию в том, что люди за последние несколько лет стали читать меньше?
То, что мало людей сейчас читают бумажные книги, заметно прежде всего по пассажирам в метро. Но я не думаю, что это плохо. Ведь что такое электронная книга? По большому счету, это просто другой носитель. А такие нюансы, как запах бумаги,  хруст обложки – это все ностальгия. Конечно же, ностальгия приятная, и я сам через это прошел. Ведь когда у меня появилась возможность читать электронные книги, то я закачал в свой ридер очень много – порядка гигабайта книг. Я их начал читать, и через какое-то время понял, что печатная книга – это, все-таки, другие ощущения. Когда держишь в руках печатную литературу, то как-то даже по-другому воспринимаешь то, что там написано. Но, скорее всего, это был самообман. По большому счету, и электронная, и печатная – все равно это книга.

Фото: По данным компании pro.mova, которая исследовала чтение в Украине в августе 2013-январе 2014 годов, большинство украинцев говорят, что любят читать (77,7%) (pro-mova.com)

Чтение электронных книг – это как чтение новостей. Оно больше нацелено на получение конкретной информации. В электронном виде можешь читать, например, больше беллетристики. А вот  большие серьезные романы лучше читать в бумаге. В метро я обычно читаю книги электронные. Просто потому, что присутствует фактор удобства. Но никто не отменял простые человеческие радости, когда ты забираешься на диван, берешь книжку в руки и начинаешь неспешно читать. У тебя тогда даже по-другому течет время.

То есть, получается, что постепенный переход на электронные носители – не такая уж и плохая тенденция, как некоторые считают.
Проблема заключается не в том, какой носитель используют при чтении  – электронный и бумажный. Главное, чтобы люди читали. Та особенность мышления, которая сейчас преобладает в обществе – “клиповая” -  предусматривает, что люди получают основную информацию никак не из книг. И они подпитываются интеллектуально и морально из Facebook, других соцсетей, из ленты новостей. А ведь там - совсем другой стандарт подачи информации. Сейчас есть множество эрудированных, аналитически мыслящих людей, совершенно не увлеченных чтением книг.

А какие тенденции в чтении текстов появились за последние несколько лет?
В некоторых странах сейчас начинают, один за одним, открываться сайты, посвященные книгам и литературе. Снова возвращается интерес к лонгридам, к большим вдумчивым текстам. Но это, скорее, исключение из правил. А правило таково, что у людей, которые постоянно находятся в информационном потоке, часто просто нет времени на чтение книги.

Недавно видел статистику, согласно которой один из самых высоких показателей чтения – в Индии. В среднем, индиец тратит в неделю на чтение около 11 часов. У нас в стране – значительно меньше. Конечно, все это напрямую связано с уровнем благосостояния. Ведь в бедных странах и в странах, где не очень развиты информационные технологии, популярность бумажных книг не падает. По сути, то же самое во многом касается Украины, жителей всех регионов. Там, где нет тотального засилья интернета, все еще много внимания уделяется печатной прессе. Поэтому, к слову,  и живы районные газеты. Другое дело, что в книжных магазинах районных центров выбор бывает очень маленьким, и оттуда много информации не почерпнешь.

А как по поводу книг жанра нон-фикшн?
В чем прелесть книг жанра нон-фикшн? Я вижу их две. Первая – это когда из документальной книги можешь узнать информацию, которая находится за пределами школьной и университетской программы. Например, лет пять-шесть назад в издательстве  Corpus вышла книга-бестселлер “Восток, Запад и секс. История опасных связей”. Это глобальный труд, который, не побоюсь этого слова, расширяет твои горизонты. Второе достоинство таких книг – это, в прямом смысле, пища для ума. Сейчас пишут много книг о том, каким будет наше будущее. Каким будет информационное общество через 20 лет, какой будет медицина, технологии. Футуризм – один из современных трендов в такой литературе. Взять, хотя бы книгу Мэтью Барроу “Будущее: рассекречено. Каким будет мир в 2030 году”.

Нон-фикшн дает возможность углубиться в какой-то вопрос, изучить его гораздо детальнее, чем может тебе дать интернет. Но, с другой стороны, для этого надо время. А времени катастрофически не хватает, чтобы просто сесть почитать. Эти полтора часа в сутки, как у индусов, не всегда можно найти. И тогда приходится жертвовать. В частности, сном.

Фото: Книга Мэтью Барроуза "Будущее: рассекречено. Каким будет мир в 2030 году" - исчерпывающий анализ того, какие значительные сдвиги и тренды ждут нас до 2030 года l(itres.ru)

Но для жителей небольших городков это не всегда актуально.

Да. Если в регионах нет ни интернета, ни хорошего выбора книг, я думаю, что люди так или иначе читают больше класики. Классическая литература - и украинская и зарубежная – это как раз то, что составляет хоть какую-то конкуренцию бульварным романам. Еще одна тенденция в этой связи – переосмысление классики. Переосмысливают Тараса Шевченка, Сковороду. Переосмысливают Булгакова, Достоевского.

Кстати, сейчас на полках книжных магазинов мы видим много русской класики, переведенной на украинский. И наоборот – украинскую класику переводят на русский язык. Как думаете – нужны ли такие переводы, или лучше читать в оригинале?

Думаю, переводить ту же русскую классику смысла нет.  И дело не в “русском мире”, не в пропаганде. Лично мне перевод русской класики на украинский язык выглядит немного странным. Хотя для нынешнего школьника, вполне вероятно, ничего необычного в нем нет. Есть же поговорка – “сколько языков ты знаешь, сколько жизней ты прожил”.

Давайте  читать украинскую классику на украинском.  Давайте читать  русскую классику на русском языке, Шекспира – на английском. Китайскую – на китайском, если получится. Уверен, что стихи Ли Бо (один из самых выдающихся китайских поэтов- ред.) теряют после перевода на любой язык.

Ведь чем больше языков, тем лучше. В США сейчас, насколько я знаю, вообще пошел бум на русский язык. Там нанимают репетиторов русского языка, выписывают преподавателей из России. И, честно говоря, меня это несколько пугает.

В Украине классической литературе подошло бы, на мой вигляд, такое соотношение: 30% чтения и изучения литературы в школе - на русском языке, а 70%, конечно же, на украинском. Если повезет, то еще и на английском. Но это уже как повезет: со школой, с учителем. Ведь школа у нас, по большому счету, держится на учителях-энтузиастах.

Какие переводы книг вам больше нравятся – те что на русском или на украинском?

Я два раза столкнулся с тем, что украинский перевод оказался лучше русского. Первый раз это было с Мураками: в украинском переводе где-то на полгода раньше русской версии вышла книга “1Q84” и я прочитал ее на украинском. Выпустило ее издательство Folio. Так получилось, что на украинском вышло два тома, а на русском, пусть и с опозданием, сразу три. И вот третий том я читал на русском. А надо понимать, что на русский язык перевод Мураками делает человек, который переводит его уже долгие годы. Зовут его Дмитрий Коваленин, а первый его перевод Мураками вышел еще в 1988 году. Это была “Охота на овец”. Так вот, я понял, что украинский мне намного ближе. Он больше меня зацепил, больше срезонировал с сюжетом и то, как я его воспринял.

Фото: "1Q84" — многотомный роман японского писателя Харуки Мураками,  книга о поиске психологической опоры в мире размытых ориентиров (sumno.com)

Вторая история была связана с романом “Мистер Мерседес” Стивена Кинга. В украинском переводе его издали в “КСД”. Я сравнил этот перевод с русским и снова понял, что украинский перевод – богаче и приятнее. Украинский язык вообще очень синонимичен, и это позволяет делать перевод более красивым. Поэтому я низко кланяюсь украинским переводчикам, понимая, какую работу им удается проделать.

Есть мысль, что переводы зарубежных книг, которые делали в советское время, пестрят смысловыми ошибками. И поэтому мы до сих пор воспринимаем сюжеты и героев переведеннях книг через ту старую и не всегда достоверную призму. Вы с таким сталкивались?

Очень может быть. Тут надо сказать, что над советскими переводами нередко глумились и раньше, в то же советское время. Маяковский укорял Чуковского за его переводы Уитмена (американский поэт и публицист ХІХ века - ред.). Еще в 1920х годах Маяковский говорил Чуковскому, что тот делал перевод его поэзии не слишком близким к оригиналу. К примеру, он ставил ему на вид, что тот, использовал во время перевода одного стихотворения вместо слово “плоть”, слово “мясо”. На английском это слово звучит точно так же, как слово “мясо”. Хотя в стихе, о котором шла речь, уместно было бы сказать именно “плоть”:

“…Отличные чувства, зажженные жизнью глаза, отвага и воля,
     Слои грудных мускулов, позвоночник гибкий и шея, упругое
          мясо, крепкое телосложенье,
     А там, внутри, еще чудеса”


Так или иначе, мы живем в тех смыслах и реальностях, которые были добавлены в текст переводчиком. Думаю, что в переводной литературе оригинала – процентов семьдесят. А все остальное – это то, как текст прочитал переводчик. Читаем Шекспира и думаем – это только Шекспир. Но это еще и Маршак, и Пастернак, те, кто занимался текстами Шекспира. И получается, что читаем мы на самом деле двух авторов, а не одного. В Иране, если не ошибаюсь, было 16 разных переводов “Гарри Поттера”. В Израиле один из переводчиков решил, что в описании сцены рождественского вечера праздник Рождества уместнее переделать в празднование Хануки, и переделал.

Вы обычно смотрите экранизации книг, которые читаете?

Я сторонник того, что нужно скорее читать оригинал, чем ждать ее экранизации. Тарковский снял шедевральный фильм “Солярис”. Но лучше перед просмотром почитать Лема. Когда готовился к выходу фильм “Чародеи”, братья Стругацкие попросили снять свое имя из титров. Правда, позже Борис Стругацкий говорил, что позже к фильму привык и "вспоминал без отвращения". Но бывает и по-другому. Например, книга “Марсианин”. Это как раз пример литературы, когда лучше смотреть фильм, снятый по ней. Ведь Метт Деймон, как по мне, затронет больше душевных струн, чем ты себе нафантазируешь главного героя, читая книгу. Или взять “Карточный домик”. Кто знает, что это на самом деле экранизация книги Майкла Доббса, которая к слову была переведена на русский еще в 1998 году?

Фото: "Карточный Домик" Майкла Доббса перевели на русский язык еще в 1998 году" - Валерий Калныш (mic.com)

Думаю, серьезную литературу лучше читать, чем смотреть. А вот такой фикшн как “Марсианин” или “Дом странных детей” - лучше смотреть. Ведь не секрет, что нередко книги сейчас пишут, сразу задумываясь над ее экранизацией. И часто писатель специально применяет ту или иную схему, чтобы вызвать у читателя самые разные эмоции. Опытный читатель это сразу замечает. И тогда это уже не штучное производство, а скорее ширпотреб. Стараюсь такие книги обходить стороной.

Не знаю, чем руководствовался автор “Шантарама”, написав вторую часть этой книги. По-моему, это конъюнктура на фоне успеха первой книги.  Мы слышим от Джоан Роулинг, что на этот раз с “Гарри Поттером” уже точно покончено, и тут появляется пьеса. Безусловно, автор вправе поступать со своими персонажами, как ему хочется. Это ведь его персонажи. И ставить в укор Роулинг, что опять пишет о Гарри Поттере, было бы неправильно. Но буду ли я читать такую книгу – вот это уже вопрос. Вроде даже сама Роулинг признавалась, что не помнит всех созданных ею персонажей. Ведь она создала настолько богатый и разнообразный мир! Персонажи вымышленных миров так или иначе наделяются качествами современного человека. Любой писатель пишет в духе своего времени, если даже пишет о прошлом. А мы, читатели, так или иначе наделяем персонажей книг качествами людей, которые нас окружают.

On Top