"Это не значит, что ею массово начнут заниматься": Как проститутки относятся к легализации секс-индустрии

Как проститутки относятся к легализации секс-индустрии
Фото: Работница секс-индустрии рассказала о легализации проституции (РБК-Украина)

Styler продолжает цикл материалов о легализации в Украине. В этот раз нашим собеседником стала работница секс-индустрии, которая рассказала о том, как живется проституткам в столице

Согласно опросу, проведенному в Украине несколько лет назад, легализацию проституции поддерживают всего 15% украинцев. В то же время многие старательно продолжают делать вид, что проституции как явления в стране просто не существует. В других случаях к работникам секс-индустрии относятся как к отбросам общества.

"Мы над этим не задумываемся, но проститутки - это те же женщины и девушки, которых мы каждый день видим в транспорте, на улицах, - говорит психолог Ольга Гришина. - Это люди с теми же житейскими проблемами, что и у всех. С разницей в том, что о своих проблемах мы иногда говорить не стесняемся, а они вынуждены молчать. Ведь они – вне закона. А молчат они о многом: как полиция во время рейдов штрафует, шантажирует".

В 2006 году занятия проституцией в Украине были декриминализированы. Благодаря активной позиции неправительственных и международных организаций, из Уголовного кодекса устранили статью за занятие индивидуальной проституцией, одновременно усилив ответственность за торговлю людьми. Но, согласно оставшейся статье 181-1 Административного кодекса, женщины за предоставление услуг коммерческого секса могут быть привлечены к административной ответственности с максимальным наказанием - штраф в размере до 15 необлагаемых минимумов (225 гривен).

За последние два года в Киеве появилась новая категория женщин, занимающихся проституцией – тех, кто переехал из Донбасса. Часто такие женщины из-за острой нужды в деньгах днем заняты одновременно на нескольких работах, а ночью подрабатывают, продавая свое тело, рассказала Styler специалист в области права и юрист всеукраинской благотворительной организации "Лига Легалайф" Юлия Дорохова.

Впечатляют суммы, которые вращаются в мире секс-бизнеса. По подсчетам правоохранителей, в одном только Киеве ежесуточно выходят работать не менее трех тысяч проституток (по другим данным - пять тысяч). Если взять среднюю цену в 80 долларов за "выход" и наличие в среднем троих клиентов у девушек за ночь, получается, что в обычный рабочий день проститутки столицы суммарно зарабатывают более миллиона долларов, что означает - более трети миллиарда в год.

При этом взятки, которые ежедневно получают "крышующие структуры", в том числе и сотрудники полиции, по данным источника в прокуратуре, составляют около 200 000 долларов в сутки.

"Вы только представьте, сколько всего изменилось бы в лучшую сторону с принятием закона о легализации проституции. Человек легально работает, и в этом ключевая фраза. Платит налоги, как и все остальные. Когда человек платит налоги, уже автоматически действует по определенным правилам, и государство обязано его защитить. Человек регулярно проверяется у врачей. Уровень заболеваемости падает. И это далеко не все "плюсы". Они будут заметны уже вскоре после легализации. Если, конечно, она произойдет", - говорит Юлия Дорохова.

"Если девушка выйдет на работу "сама по себе" раз, два или три, может ничего и не случится. Но наступает момент, когда в рейд отправляется полиция. И здесь начинаются угрозы, шантаж", - комментирует юрист.

"Давление со стороны правоохранительных органов – явление более частое, чем может показаться. Чаще всего бывает так: девушка приезжает из маленького городка. Она студентка, денег не хватает, мало-мальское жилье стоит от 6 тысяч и выше. Где брать эти деньги? Тем более, надо еще и одеваться, что-то кушать. Большое количество девушек подрабатывают, пока учатся. Причем вы никогда не знаете, кто из ваших коллег-студенток этим занимается", - подчеркивает Дорохова.

По словам юриста, сотрудники правоохранительных органов прекрасно понимают, что письмо в сельсовет или по месту прописки с новостью о том, что девушка была задержана в столице за занятие проституцией – сродни смертному приговору. Этот ежедневный страх становится поводом для насилия со стороны правоохранителей. Девушка попадает в полную зависимость от того, кто "принимает решение".

"Это еще и коррупционная схема. Составляется протокол "для раскрываемости". Девушка в такие моменты согласна на все. На этой почве происходит много ужасного. Знаю случай, когда три года назад девушку по звонку вызывал к себе один начальник уголовного розыска, и она его "по свистку" обслуживала. Это продолжалось 9 месяцев. Она делала это, опасаясь одного: что узнают родители. В таких ситуациях девушки никак не могут себя защитить. Тем более что многие из них – несовершеннолетние. Прийти и написать заявление в полицию в таких условиях - да ее даже слушать никто не будет. Девушка остается "один на один" в системе, где она загнана со всех сторон. Изнасиловали – в полицию обращаться не может. Обокрали, угрожали и принуждали к сексу – тоже не может обратиться.  Она – вне закона".

"Это словно вывернуть наружу все грязное белье. Хвастаться тут нечем"

Женщина, которая в телефонном разговоре представляется Александрой, живет в Фастове последние несколько лет. По ее словам, проституцией она начала заниматься довольно поздно: впервые Александра оказала интимные услуги за деньги, когда ей было 37. Она соглашается встретиться с нами и рассказать свою историю, но только платно. После недолгих раздумий она называет сумму – 500 гривен за разговор.

"Это словно вывернуть наружу все грязное белье. Говорить о таком не просто. Да что там: все мое сознание напрочь отказывается согласиться с тем, что я проститутка. Поверьте, хвастаться тут нечем", - аргументирует Александра свое решение говорить на платной основе.

altФото: Александра просит нас не показывать ее лицо (РБК-Украина)

Специально для встречи с нами женщина едет в Киев из Фастова. Перед встречей мы несколько раз созваниваемся. Голос у женщины бодрый и, кажется, очень молодой. Ожидая увидеть девушку лет двадцати пяти, мы немного удивляемся: возле центрального вокзала в Киеве нас ждет женщина, выглядящая минимум лет на пятьдесят.

На ней – утепленные болониевые штаны и тонкая черная куртка, которая больше подходит для теплой весенней погоды. У Александры черным карандашом крупно подведены брови и глаза. Выделяется и почти малиновый цвет волос и длинные сережки с искусственными камнями. На вопрос о том, настоящее ли ее имя, женщина улыбается: "Это не так важно, просто зовите меня Сашей". В глаза сразу бросается худоба женщины и морщины на лице.

С Александрой мы идем вдоль улицы Симона Петлюры в сторону Ботанического сада в поисках кафе. По пути женщина рассказывает о жизни в Фастове: работы нет. А если и есть, то деньги часто не выплачивают. Раньше в городе работало несколько крупных предприятий. Сейчас они или закрыты, или отправляют сотрудников в отпуск за свой счет.

"Я вообще киевлянка. Переехала в Фастов, скажем так, по жизненным обстоятельствам. У меня все не как у людей: все из Фастова в Киев едут, а я – наоборот", - женщина снова приветливо улыбается.

В проституцию привели наркотики

Киев как место постоянного или временного заработка притягивает молодых девушек из всех регионов Украины. По данным всеукраинской благотворительной организации "Лига Легалайф", около 90% девушек, занятых в проституции в Киеве – приезжие.

Уже в кафе Александра говорит, что заказывать еду немного стесняется, и просит официантку принести ей большую порцию латте. На пальцах рук Александры мы замечаем два крупных перстня и яркий маникюр разных цветов.

"Все началось с банальной истории. Когда мне было 17 лет, родители развелись. Все это я восприняла близко к сердцу. Хотелось на чье-то надежное плечо опереться. И я в какой-то момент встретилась с парнем на год старше меня, влюбилась. Как говорят, окунулась в роман, как в омут с головой. Мне говорили: "А ты в курсе, что встречаешься с наркоманом?" Я отвечала: "Быть того не может".  А сама вспоминала, и действительно: он то спать резко начинал хотеть, то как-то странно себя вел. Надо понимать, что это было самое начало девяностых. Тогда многие начали употреблять наркотики. Как ни странно и смешно, но это было в некоторых кругах престижно. Я хотела стать ближе к парню, больше времени с ним проводить. И попросила его дать мне попробовать эту гадость. Это был опиумный наркотик в инъекциях. Думала, один-два раза и все. Но нет, так не получилось".

По словам Александры, в проституцию ее привели именно наркотики. Спиртное она не любила. Алкоголики ее отталкивали, и "до их уровня опускаться не хотелось". Зависимость от наркотиков появилась быстро.

"Моя мама работала в аэропорту: подписывала разрешения на вылет самолетов. Еще в советское время у нее всегда были деньги дополнительные, разные презенты. Папа работал в троллейбусном депо в две смены. У меня родители – работяги. Папа в одно время получал 500 рублей в месяц - большие деньги. У нас была машина, и даже при остром дефиците мы не чувствовали нехватку продуктов или еще чего-то другого".

altФото: Александра надеется, что проституцию в Украине скоро легализуют (РБК-Украина)

Родители хоть и очень переживали из-за наркозависимости дочери, но из дома никогда ее не выгоняли, ультиматумов не ставили. Мама то и дело брала с Александры обещание, что та больше не пойдет за очередной дозой.

Девушку родители положили в клинику, с парнем она попыталась расстаться. Вроде и получилось, но только на время. Как-то в погоне за быстрой дозой Александра совершила кражу: вытянула из сумки девушки кошелек. Виновную быстро нашли.

"Я отсидела полтора года в тюрьме. За это время много думала о себе, о том, до чего докатилась. Тюрьма могла бы стать для меня шансом больше не колоться. Я обещала себе, что так и будет. Но вышла из тюрьмы, а тут – то же окружение, никто не поменялся. То один угостил, то другой. Все началось заново".

"Это как когда у человека болит голова,  он знает, что выпьет таблетку, и ему станет легче. Я же знала, что у меня тоже есть свое лекарство"

"Когда мои родители развелись, то разменяли квартиру, - вспоминает Александра. - У меня было жилье в Киеве, его сначала сдавали. Надо было куда-то деньги вложить. А так как я ездила за наркотиками в Фастов, то придумала маме историю о том, какой сказочный это город и как я хочу там квартиру. Надо сказать, в 90-х Фастов занимал одно из первых мест в Украине по наркомании. Там было проще и дешевле купить опиум. Мы разменяли квартиру, и купили сначала частный дом, а теперь – квартиру. Это удобно: вышел из дома, купил дозу, вернулся".

Несколько лет подряд у женщины была хорошо оплачиваемая работа, и совсем острой нехватки денег она не испытывала.

"В одно время я работала в крупной швейцарской компании агентом по сервису летательных аппаратов. И все это время наркотики употребляла, и за парня много раз платила. Причем на работе ни разу не замечали, что со мной что-то не так. А дома мне часто бывало плохо - ломка. Это как когда у человека болит голова,  он знает, что выпьет таблетку, и ему станет легче. Я же знала, что у меня тоже есть свое лекарство. Но после моей отсидки в тюрьме работодателей пугала судимость, и брать меня на постоянную работу мало кто хотел".

altФото: "Девушка остается "один на один" в системе, где она загнана со всех сторон" - юрист Юлия Дорохова (antikor.com.ua)

В 2005 году Александра узнала, что она ВИЧ-инфицирована.  Ходили слухи, что женщина, у которой она постоянно покупала наркотики, специально инфицировала опиум, узнав, что ее сын тоже заразился.

Десять лет женщина не принимала терапию, ссылаясь на то, что иммунитет оставался сильным. Все это время на здоровье не жаловалась. Заместительную терапию стала принимать только несколько лет назад. По ее словам, с возрастом у нее появилось желание следить за здоровьем.

"Мало кто пойдет продавать свое тело, будучи трезвым"

Проституцией Александра в начале двухтысячных еще не занималась. Лишь слышала о том, что много наркозависимых "идут на трассу", но сама зарабатывать таким образом ни разу не пыталась. В разговоре женщина заметно игнорирует слово "проституция", называя ее "платными сексуальными услугами". Каждый "заказ" для Александры сродни сложнейшему моральному испытанию. Но, несмотря на это, она продолжает этим заниматься.

"Был период, когда я осталась одна. Мне было стыдно обращаться за помощью к родителям, а воровать не хотела. Первый опыт секса за деньги произошел очень спонтанно. Я откуда-то ехала, тормозила машину. Мужчина меня подвез, мы долго разговаривали. И он вдруг мне предложил деньги за интимную связь - триста гривен. Я согласилась. Потом и дальше с ним встречалась. Сначала редко, потом чаще. И это каждый раз все было платно. Когда все это произошло, я думала, что это страшный сон. Что я проснусь, и этого больше не будет. Но сама же себя обманывать я не могу. А со временем этот же человек подыскал мне других клиентов".

Александра уверяет: мало кто пойдет продавать свое тело, будучи трезвым. Она несколько раз видела девушек, которые совсем не пьют и не употребляют наркотики. Это особая категория женщин, которая высоко себя ценит. Как правило, это девушки с "шикарной внешностью" и те, кто тратит много денег на уход за своим телом, так же дорого его потом продавая.

"Опускаться до уровня уличных проституток – не в их стиле. Такие женщины работают, как правило, в гостиницах, в элитных барах. Но таких "элитных"  – не так уж много. Большинство же выходят на трассу. А вот там уже и наркотики, и алкоголь, и все что угодно".

Легализовать проституцию мешает низкая поддержка в обществе

В сентябре 2015 года в поддержку легализации проституции выступил начальник киевской милиции Александр Терещук, отметив, что считает легализацию целесообразной, хотя категорически против этого явления в целом.

Законопроект "О регулировании проституции и деятельности секс-заведений" был зарегистрирован в парламенте осенью прошлого года. 18 сентября 2015 года  в Верховной Раде был зарегистрирован законопроект №3139 "О регулировании проституции и деятельности секс-учреждений", но уже через месяц, приняв во внимание реакцию общественности, его отозвали. Но первая неудача не смутила энтузиастов.

Депутат Сергей Лещенко  призвал использовать легализованную проституцию как достопримечательность, привлекательную для иностранных секс-туристов. Такой страной, к примеру, является Таиланд.

Позднее законопроект о легализации проституции в Украине был отозван из Верховной Рады автором документа Андреем Немировским.

Ранее, в мае 2016, народный депутат Украины VIII созыва Михаил Гаврилюк заявил, что нужно легализовать проституцию.

"Я считаю, что так, как за границей нужно сделать. У них эти женщины легкого поведения в публичных домах проходят медицинский обзор, чтобы не было никаких заболеваний. Если взять с правильной точки зрения, нужно, чтобы это все было легализовано. Не будет распространения венерических заболеваний", - пояснил тогда депутат УНН.

altФото: В декабре 2016 года у здания Министерства внутренних дел Украины в Киеве провели акцию секс-работников против преследования и запугивания за работу в сфере предоставления интимных услуг (news.online.ua)

Легализовать проституцию призвал и генпрокурор Юрий Луценко. Вскоре инициатива была оформлена документально. Но, тем не менее, каждый раз инициатива остается на уровне комитетов Верховной Рады, или нередко даже просто не обсуждается.

По словам экспертов, принять решение о легализации проституции политики не могут из-за общественного мнения. Закон не будет иметь широкой поддержки, а те, кто за него проголосуют, потеряют большую часть своего электората.

"Конечно, если закон примут, то бабушки на лавочках начнут кричать во все рупоры: "Да как же так, это может быть моя дочка или сын". Наше общество долгое время держало эту тему под запретом. Да и сейчас проституции якобы не существует. Многие люди, которые против этого, так внятно и не могут ответить на вопрос, почему проституция – это плохо. Но, тем не менее, многие этим успешно пользуются, при этом манипулируя сознанием окружающих. Я всегда говорю: дайте людям возможность работать, платить в казну, и все станет на свои места", - подчеркивает Юлия Дорохова.

"Все клиенты – семейные мужчины, любят своих жен"

Со временем у Александры появилось несколько клиентов. Все они – бизнесмены. Один – владелец автосалона где-то под Одессой. Второй – работает на бирже. Третий занимается продажей недвижимости.

"Все мои клиенты - женаты. Это семейные мужчины, и вроде любят своих жен. Я сначала пыталась понять их логику. Что еще нужно, если в семье все хорошо? Но так и не поняла, а потом и перестала этим заморачиваться. Ну и еще переживала, что, мол, пытаюсь влезть в семью. Хотя никогда не рассматривала их как потенциальных мужей, никогда не пыталась завязать с ними отношения. Позже поняла, что если не мне они будут платить за секс, то кому-то другому. И что все равно секс за деньги у них будет. Эти люди предпочитают, чтобы этим человеком был тот, кого они знают. Кто-то постоянный".

"С одной стороны, и меня это устраивает, и их устраивает. Но депресняки мои никуда не делись. Все равно ты садишься, трезво думаешь об этом всем, и тихо плачешь в подушку. Не об этом всем я мечтала".

"Когда прихожу к ним, то вопросов много не задаю. Только разве что когда сами рассказывают, хотят поделиться проблемами. А как-то раз было даже обидно, что мне сливают всю гадкую информацию. Тогда думала: я же вам не сливной бачок, не мусорное ведро. А мне гадость скидывают. Если честно, даже не пытаюсь запомнить, что мне рассказывают. Стараюсь выбросить это из головы".

"Огромные деньги оседают в карманах правоохранителей"

Среди многих работников секс-индустрии известен термин "субботники", во время которых девушка оказывает сотрудникам полиции сексуальные услуги бесплатно в обмен на то, что те "не будут обращать внимания" на ее работу.

Александра признается: ей в каком-то смысле повезло. Ведь она ни разу не сталкивалась с рейдами полиции, у нее не вымогали деньги за разрешение работать. Легализация проституции должна стать чуть ли не самой первой задачей государства, уверена она. Опаснее всего приходится тем, кто "выходит на улицу".

Если в 90-х этих девушек "крышевала" в основном мафия, то сейчас этим занимается в основном полиция. По мнению Александры, это одна из причин, почему проституцию у нас все никак не могут вывести в законное поле.

"Легализация проституции – это ведь не значит, что все ей вдруг массово станут заниматься. Нет, не станут. В этой сфере вращаются огромные деньги, но они оседают в карманах правоохранителей. Если бы все это шло в бюджет, мы бы ездили с вами по новым дорогам, а дети ходили бы в красивые утепленные школы".

Александре много раз рассказывали о случаях, когда "девочек ловила полиция". Их заверяли, что отвезут в участок, а на деле вывозили в лесопосадку и там принуждали к сексу, а потом выбрасывали на трассе.

"У меня таких случаев, слава Богу, не было, но это происходит сплошь и рядом. Причем штрафы за занятие проституцией – смешные. Бывает, выписывают штраф размером в 117 гривен. Заплатил штраф – иди дальше работай. В голове много чего не укладывается. И если бы все было законно, не было бы того огромного кома проблем, который наваливается со всех сторон".

"К этому нельзя привыкнуть, а душевную рану нельзя залечить"

Сейчас у Александры - шесть постоянных "заказчиков". Каждый из них звонит ей примерно раз в неделю. То, что у Александры ВИЧ клиентам не известно. Уверяет, что всегда использует "средства предохранения".

Когда поступает звонок, она договаривается о времени встречи, садится на электричку в Фастове и едет в Киев. За один "приезд" к клиенту Александра берет от 400 до 1000 гривен.

altФото: "Если в 90-х этих девушек "крышевала" в основном мафия, то сейчас этим занимается в основном полиция" - проститутка Александра (РБК-Украина)

От вопроса от чего зависит цена за услугу, уклоняется. Но признается, что бывали случаи, когда ее к чему-то пытались принуждать насильно.

"Как-то один и з клиентов изрядно выпил. "То я это хочу, то это". Говорит: "А тебе что – не все равно, как именно этим заниматься?". Эти слова были как ножом по сердцу. В такие моменты чувствуешь себя последним отребьем. Я никогда не соглашалась на анальный секс и на секс с двумя мужчинами. Групповой секс не пробовала ни разу".

"Наверно, есть женщины, которым такая работа даже нравится. Но таких единицы. Вот у меня всегда внутри все бунтует. Каждый раз, когда иду на вызов. К этому нельзя привыкнуть, а душевную рану нельзя залечить. Никакое время не поможет с этим справиться. Поверьте: каждый раз – все как впервые. Так же мрачно, так же гнусно и… просто ужасно".

Не проходит и дня без сожалений о том, что приходится продавать свое тело, признается Александра. Муж с ней развелся, узнав, что она принимает наркотики.

"Сейчас я каждый день мечтаю о муже, о надежном человеке, который был бы рядом и оказывал даже не финансовую, а моральную поддержку. Надеюсь, этот момент скоро наступит"

Напомним, ранее Styler писал о том, стоит ли легализовать игорный бизнес в Украине.

On Top
Продолжая просматривать www.rbc.ua, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Пропустить Соглашаюсь