Книги с историями: долгожданный роман Франзена, "вечный второй" нобелевский лауреат и семистишье "ДНК"

Фото: Книги с историями (коллаж Styler.rbc.ua)
Фото: Книги с историями (коллаж Styler.rbc.ua)

В рубрике "Четыре книги с Валерием Калнышем" - романы Мураками и Франзена, история об оппонентах Гитлера и "ДНК" семи человек

Роман Джоната Франзена ждали шесть лет. Примерно столько же Харуки Мураками называется как "наиболее вероятный" победитель Нобелевской премии по литературе. Больше шести лет шла Вторая мировая война, о которой рассказывает Лоуренс Рис. Чуть больше шести – семь – украинских авторов написали роман "ДНК".

Безгрешность

Фото: Джонатан Франзен. "Безгрешность"

Джонатан Франзен. "Безгрешность". Издательство Corpus, 2016 г.

Автор:  Джонатан Франзен - один из известнейших американских прозаиков XXI века. Роман “Поправки”, вышедший в 2001 году, принес автору мировую славу, миллионные тиражи и Национальную книжную премию США. "Поправки" были переведены на 35 языков. Его следующая книга – “Свобода” (2010) – закрепила за ним титул великого американского романиста. Рекламу "Свободе" сделал сам президент США Барак Обама. Копию этого романа он получил до того, как книга оказалась в широкой продаже. Именно этот роман "лидер свободного мира" решил взять с собой в отпуск.

О чем книга: Главной героиней своего очередного романа Франзен сделал 23-летнюю Пип. Она только окончила университет, устроилась на первую работу с предсказуемо низкой зарплатой, живет в каком-то богом забытом доме с тьмой странноватых соседей, на ней висит долг за обучение в 130 тысяч долларов. А еще она никогда не знала, кто ее отец.  Она выросла с эксцентричной матерью, которая боготворит единственную дочь и наотрез отказывается говорить с ней о своем прошлом. Пип не догадывается, сколько судеб она связывает между собой и какой сильной ее делает способность отличать хорошее от плохого.

"Безгрешность" - роман понятный и современный. Следуя за героиней в ее отважном поиске самой себя, Джонатан Франзен затрагивает важнейшие проблемы, стоящие перед современным обществом: это и тоталитарная сущность интернета, и оружие массового поражения, и наследие социализма в Восточной Европе. Мнения критиков по поводу романа разделились. Кто-то считает его "самым личным и тонким романом Франзена", кто-то говорит, что читать его не стоит, поскольку он написал традиционную для себя семейную сагу с предсказуемым финалом  и "кусочками семейного ядра, когда-то взорвавшегося, вновь притянутся, кто-то окончательно канет в лету, другие что-то, наконец, поймут про себя".

Цитата: "В колледже Пип, чей ум, как наэлектризованный воздушный шарик, притягивал проплывавшие мимо разрозненные идеи, каким-то образом подхватила мысль, что верх цивилизации – возможность провести воскресное утро в кафе за чтением настоящей бумажной воскресной “Нью-Йорк таймс”. Она возвела это в еженедельный ритуал, и откуда бы эта идея ни взялась, Пип и правда в воскресенье утром чувствовала себя более цивилизованной, чем когда-либо. До какого бы часа она ни пила с друзьями в субботу, ровно в восемь утра Пип покупала “Таймс”, шла в “Кофейню Пита”, брала двойной капучино со сконом, занимала раз навсегда облюбованный столик в углу и на два-три часа блаженно забывалась.

Прошедшей зимой у “Пита” она обратила внимание на симпатичного худощавого паренька, который соблюдал тот же воскресный ритуал. Через несколько недель она уже не столько читала новости, сколько думала, как она выглядит, читая новости, и не пора ли поднять глаза и перехватить взгляд парня, когда тот посмотрит на нее, и в конце концов стало ясно: надо либо искать новую кофейню, либо заговорить с ним. В очередной раз поймав на себе его взгляд, Пип попыталась изобразить приветливый наклон головы – вышло до того механически и искусственно, что она поразилась мгновенности, с какой это подействовало: парень сразу поднялся, подошел и без смущения предложил, поскольку они встречаются тут каждую неделю в одно и то же время, брать одну газету на двоих и тем самым беречь леса от вырубки".

ДНК

Фото: Жадан, Кидрук, Фоззи, Карпа, Винничук, Кокотюха, Рафеенко. "ДНК"

Жадан, Кидрук, Фоззи, Карпа, Винничук, Кокотюха, Рафеенко. "ДНК". Издательство "Клуб сімейного дозвілля", 2016 г.

Авторы: У этой книги не один автор, а семь: Сергей Жадан, Макс Кидрук, Фоззи, Ирэна Карпа, Юрий Винничук, Андрей Кокотюха и Владимир Рафеенко. Идеологами литературного эксперимента стали Фоззи и Жадан. Можно долго гадать, почему подобрался именно такой состав. Допустим, что он объясняется личным знакомством и присутствием каждого в отечественном литературном мейнстриме.

О чем книга: 2057 год. В одном из китайских вузов учится украинский студент Андрей Чумак. По сюжету, он становится подопытным в эксперименте – расшифровка его генного кода позволит пережить ощущения предков. Сюжет, сказать откровенно, не новый. Особенно для тех, кто знаком с компьютерной игрой Assassin's Creed (первая часть вышла в 2007 году, на сегодняшний день продано более 75 млн. копий).  Как нетрудно догадаться, Чумак переживает семь воспоминаний из разных временных отрезков, начиная с 1886 года   ("на самом деле" ученые зафиксировали 128 историй) и вот тут начинается самое интересное. "ДНК" перестает претендовать на место в списке книг на тему фантастики, и становится в ряд современных произведений. Андрей из далекого будущего начинает переживать то, что мы ощущаем сейчас. Он (его предки) - двуязычен (говорит на украинском, но некоторые воспоминания приходят на русском). Его так же, как и нас беспокоит финансовый вопрос. Он ищет работу. Его воспоминания о родине, Донбассе, истории, Харькове, родителях. "ДНК" - книга о связи времен, о том, что мы забываем то, что нас связывает. О том, как наивно думать, что твоя жизнь – это только твоя жизнь, которая с тебя началась и тобой закончится.

Цитата: "…Виходом поза межі цього середовища для мене став театр. Заснований свого часу харківським студентом Хоткевичем, він існував у слободі, об’єднуючи надзвичайно строкату й непересічну публіку. Я потрапив туди напередодні свого вступу в семінарію. Тата цей мій крок здивував, проте він спробував виявити широту поглядів. Що в нього, зрештою, вийшло не надто добре. Закінчилося все тим, що я на якийсь час змушений був переїхати на помешкання до свого брата. Але за якийсь час повернувся — засобів до існування я не мав, сидіти на утриманні брата не випадало. Довелося просити вибачення в бать- ків. Тато сказав, що вибачив. Хоча насправді не вибачив. І я теж не вибачив.

У театрі я зазвичай грав негативних персонажів другого плану. Зрештою, у мене склалося враження, що театр вигадали виключно для демонстрації акторами своїх внутрішніх і фізичних вад. Мені це навіть подобалося. Грали ми переважно п’єси, написані самим Хоткевичем, та традиційні малоросійські сюжети. Публіка була місцева, себто невимоглива. Від акторів вимагалося передусім не надто входити в сценічний образ і потрапляти в ноти. Зрештою, театр навчив мене тій простій речі, що ніколи не слід переоцінювати глядача, оскільки глядач зазвичай не розраховує отримати від тебе чогось надзвичайного і хоче, аби ти відповідав йому тим самим. Наші вистави традиційно користувалися популярністю, ми не скаржилися на брак уваги з боку публіки. Ясна річ, свій інтерес до сцени ніхто з нас не розглядав серйозно — участь у виставах для більшості з нас була певною екзотикою, про фахове заняття театром ніколи не йшлося".

Фото: Харуки Мураками. "Бесцветный Цкуру Тадзаки и годы его странствий"

Харуки Мураками. "Бесцветный Цкуру Тадзаки и годы его странствий". Издательство ЭКСМО, 2015 год

Автор: Харуки Мураками - писатель и переводчик. Автор 13 романов и нескольких сборников рассказов.  Среди наиболее известных - "Страна Чудес без тормозов и Конец Света", "Норвежский лес", "Хроники Заводной Птицы". Переводил Фитцжеральда, Капоте, Сэлинджера. Большой любитель бега, участник сверхмарафонов и марафонов. Обладатель коллекции джазовых пластинок – их у Мураками более 40 тысяч. Почти в каждой его книге есть коты и колодцы. Последние несколько лет назывался в числе фаворитов на получение Нобелевской премии по литературе.

О чем книга: Их было пятеро — три мальчика и две девочки. Друзья на век, всегда и везде вместе. Но Цкуру Тадзаки всегда ощущал какую-то отстраненность от остальных. Непохожесть оказалась безликостью. В фамилиях всех друзей присутствуют иероглифы, означающие  цвета: "красный", "синий", "белый" и "черный". И только в его имени — Цкуру Тадзаки — не было иероглифа, обозначающего цвет. Но именно Тадзаки покинул родные места и уехал в Токио. 

Вернувшись после второго курса в родной город на каникулы, он узнал, что четверо лучших друзей больше не желают его видеть. Просто так, без всякой, как считает Цкуру Тадзаки, причины, близкие ему люди вышвырнули его из своей жизни – как следствие - глубокая депрессия, постоянные размышления о смерти. Так он прожил 16 лет, став замкнутым и поистине бесцветным человеком. Стена, которую главный герой выстроил между собой и остальным миром, в какой-то момент дает трещину – Цкуру Тадзаки встретил женщину. Она удивительная и готова его полюбить. Но она ставит условие: Тадзаки должен разобраться в своем прошлом и понять, что же произошло шестнадцать лет назад. Герой послушно берет отпуск на работе, отправляется на поиски бывших друзей и, конечно же, находит совсем не те ответы, которые искал.

Цитата:  "На втором курсе вуза, начиная с июля, он постоянно думал о смерти. Тогда же ему исполнилось двадцать – он стал взрослым, хотя никакого особого смысла эта веха в его жизнь не привнесла. В те дни мысль покончить с собой казалась ему естественной и совершенно логичной. Что именно помешало ему наложить на себя руки, он толком не поймет до сих пор. Преступить черту, отделяющую жизнь от смерти, в то время было проще, чем выпить сырое яйцо на завтрак.

Возможно, покончить с собой он не пытался просто оттого, что его мысли о смерти были слишком естественны и не увязывались с какой-либо конкретной картинкой в голове. Напротив, любая конкретика представлялась ему второстепенной. Окажись перед ним дверь на тот свет, он наверняка распахнул бы ее не задумываясь. Просто совершил бы это обыденно. Но, к счастью или нет, такой двери ему не попалось.

Наверно, лучше б я умер в те дни, часто думал Цкуру Тадзаки. И нынешнего мира, каков он есть, просто бы не получилось. Было бы здорово. Ведь тогда не настало бы и никакого "теперь". Раз меня нет для этого мира, то и его не существует для меня".

Фото: Лоуренс Рис.  "Сталин, Гитлер и Запад. Тайная дипломатия великих держав"

Лоуренс Рис.  "Сталин, Гитлер и Запад. Тайная дипломатия великих держав". Издательство "Астрель", 2013 год.

Автор: Лоуренс Рис - известный британский историк и кинорежиссер, в прошлом креативный директор исторических программ телеканала ВВС, автор ряда документальных фильмов и книг о Второй мировой войне. Широко известны его книги "Темная харизма Адольфа Гитлера", "Нацисты"  и "Освенцим". Его фильмы и книги являются учебными пособиями в британских школах. Сам Рис получил образование в Оксфорде. Начал свою карьеру на BBC редактором сериала Timewatch. В 1997 году стал режиссером и продюсером фильма The Nazis: A Warning from History.

О чем книга:  Рис, известный своим историческим анализом персоны Адольфа Гитлера, в этой книге сконцентрировался на его оппонентах  - лидерах "Большой тройки" - Иосифе Сталине, Уинстоне Черчилле и Франклине Делано Рузвельте, и попытался рассказать о том, как складывались их отношения во Время второй мировой войны. А складывались они непросто.  

На сотрудничество с лидерами западного мира Сталин пошел после того как оправился от первого шока вызванного нападением Германии на Советский союз. В первые месяцы войны будущий генералиссимус даже рассматривал вариант капитуляции и был готов отдать Германии контроль над Прибалтикой, Молдавией, значительной частью Украины и Белоруссией. Придя в себя, Сталин начал искать выходы на лидеров Великобритании и США, которые до этого воспринимали Советский союз как такое же зло, что и фашистская Германия.

"Пусть эти двое самых отъявленных в Европе головорезов, Гитлер и Сталин, вцепятся друг другу в глотки", - говорил незадолго до подписания в июле 1941 года соглашения о сотрудничестве между Великобританией и СССР, представитель Королевского генерального штаба Генри Поунол.  

Через всю книгу Лоуренса Риса проходит история Польши, судьбу которой сначала решились определять Германия и СССР, а после войны – США, Великобритания и Советский союз. Рис из тех британцев, кто может поставить под вопрос авторитет Черчилля. Он со всей откровенностью рассказывает о том, как британский премьер заигрывал с польским правительством в изгнании, обещая независимую Польшу, а сам в Тегеране, во время известной встречи в 1943 году, с помощью спичек на карте устанавливал новую границу западного соседа Советского союза.  

Цитата: "В те первые дни войны советский вождь никак не хотел верить сообщениям о нападении Гитлера. Когда Сталина разбудили в первые часы после начала военных действий 22 июня на Кунцевской даче близ Москвы, он, на срочно созванном в Кремле совещании, продолжал утверждать, что это так называемое нападение – провокация, или, что также возможно, генералы Гитлера действуют без ведома их фюрера. Когда же стало очевидным, что это никакая не провокация Сталин стал издавать совершенно не отвечавшие сложности момента приказы. Его Директива №3, например, предписывала Красной Армии продвинуться на территорию врага, к Люблину, а не организовать на месте эффективную оборону".

Напоминаем, не забудьте выбрать свой способ читать новости.
Messenger Telegram Chrome
On Top