Разом нас багато: пулитцеровские лауреаты, личностный рост и другая чертовщина

STYLERДосуг        03.11.2016 - 10:56
Не велика потеря: нужен ли Украине запрет российских книг Украинские книги получили престижные награды в Германии
Фото: Четыре книги с Валерием Калнышем (Коллаж РБК-Украина)
Фото: Четыре книги с Валерием Калнышем (Коллаж РБК-Украина)

Что общего у Харпер Ли, Владимира Галайчука, Энтони Дорра и Малколма Гладуела? Ответ прост - их книги стоит прочесть!

В рубрике "Четыре книги с Валерием Калнышем" - пособие по украинской мифологии, сборник рассказов Энтони Дорра, посмертный роман Харпер Ли и книга-рассуждение о том, как не стать аутсайдером.

Фото: Владимир Галайчук. "Українська міфологія". Видавництво "Клуб сімейного дозвілля", 2016 г.

Владимир Галайчук. "Українська міфологія". Видавництво "Клуб сімейного дозвілля", 2016 г.

Автор: Владимир Галайчук. Доцент кафедры этнологии исторического факультета Львовского национального университета им. И. Франка. Автор около 40 научных публикаций, в частности "Демонологічні персонажі Середнього Полісся" и "Взаємини людини та домовика у віруваннях українців Полісся" и 100 энциклопедических статей в "Малій енциклопедії українського народознавства".

О чем книга: Если есть страна, у нее есть своя мифология. Украина не исключение. Для Владимира Галайчука "Українська міфологія" - первый опыт большой книги. Построена она по принципу энциклопедии, правда, почему-то в книге нет оглавления. Именно поэтому говорить о литературных качествах этой книги нет смысла, важно то, сколько источников использовалось для ее написания. Основой для нее стали полевые записки Галайчука, и не только его.  В книге также собраны выдержки из других, гораздо более ранних книг, посвященных украинской этнологии и, в частности, демонологии.  А таких, как это ни странно, было написано сотни. В "Примечаниях", очень мелким шрифтом указаны источники – 2217 позиций.

Первое, что бросается в глаза – сколько в Украине всякой чертовщины. Как говорит сам Галайчук, "демонологія, незважаючи на показову простоту й легкість  матеріалу, насправді доволі важка для дослідження. Не в останню чергу це зумовлено різноманітністю демонологічних персонажів".  Взять хотя бы черта, тот который с рогами.  Если верить автору "Української міфології", одних только имен у этого субъекта не менее 38. Или, вот, например, знаете ли вы, чем отличаются "мавки-нявки" от "майок"? В принципе, ничем, поскольку так называли души умерших некрещенных детей.  И кстати, выяснилось, что русалки не обязательно живут в воде. Да, и еще – "де є п’ять дівок, то мусе бути їдна відьма".

Цитата: "Домашні духи є одними з найпопулярніших демонічних істот в українців. Залежно від регіону це зазвичай годованець чи домовик. Відрізняє їх, насамперед походження, хоча не лише воно. Годованець як "дух-збагачувач" (чи "домашній чорт") переважно походить зі зноска (маленького недорозвиненого курячого яйця без жовтка) і за свої послуги забирає душу господаря після його смерті. Домовик – це насамперед похідний від душі померлого предка дух-опікун".

Фото: Энтони Дорр. "Стена памяти". Издательство "Азбука", 2016 г.

Энтони Дорр. "Стена памяти". Издательство "Азбука", 2016 г.

Автор: Энтони Дорр, американский писатель-романист. В 2015 году получил Пулитцеровскую премию за роман "Весь невидимый нам свет". Написав до этого пару книг, которые были не столь популярны, Дорр занял своем место в списке писателей. В 2007 году британский литературный журнал Granta включил его в список "Лучших молодых американских романистов". На его счету, в частности, премия The New York Public Library’s Young Lions Award-2003 и премия The National Magazine Award for Fiction.

О чем книга: "Стена памяти" -- это сборник рассказов объединенных общей темой. В качестве эпиграфа Дорр приводит слова Луиса Бунюэля: "…А жизнь без памяти – это вообще не жизнь, так же как разум без самовыражения – не разум. Память – это связность мысли, сама возможность мыслить, чувствовать, даже действовать. Без неё мы ничто".

В заглавном рассказе речь идет о престарелой Альме, которая страдает старческой деменцией. Она стремительно теряет связь с реальностью и давно уже не может обходиться без помощи своего слуги, который работает у нее со своих 14 лет. Альма постепенно теряет все накопленные за долгую жизнь воспоминания: о муже, искателе древностей пермского периода, об их первой встрече, о детском чтении "Острова сокровищ"…  И день за днём она находит успокоение в том, что ставит картриджи с записанными воспоминаниями в стимулятор, подсоединённый к её мозгу.

Тема памяти продолжена и в рассказе "Деревня 113". Китайской деревне угрожает затопление, если вовремя не возвести плотину и не эвакуировать всех жителей в город. Эвакуацией руководит Ли Цин, видный сотрудник государственной безопасности; в конфликте с ним оказывается мать, хранительница семян Деревни 113, которая не может позволить безликому большому городу стереть всю память о своих корнях.

Проверить границы близости. Узнать, насколько один человек может понимать и чувствовать другого — пожалуй, вот главное, что хотел узнать Дорр этими текстами. И ответ, похоже, найден: человек обособлен и одинок. Даже если он окружен близкими и во всем зависит от их участия.

Цитата: "Все это было три года назад. Нынче уже с полдюжины врачей успешно собирают воспоминания богатых пациентов, начиняют ими картриджи, а потом эти картриджи иногда даже продаются на улицах. Старожилы в домах престарелых, говорят, используют теперь проигрыватели памяти вместо наркотика: туда раз за разом суют один и тот же запиленный картридж – брачную ночь, например, весенний вечер или велопрогулку вдоль берега. Маленькие пластиковые коробочки полируются старыми пальцами аж до блеска.

Из клиники домой Феко отвозит Альму с пятнадцатью новыми картриджами в картонной коробке. Нет, отдохнуть, прилечь она не хочет. Не хочет и нарезанных треугольниками тостов, поднос с которыми Феко ставит рядом с ее креслом. Хочет только одного: расслабленно и молча сидеть в верхней спальне в надетом на голову шлеме переносного стимулятора, присоединив его шнуры к разъемам на голове и временами выпуская изо рта слюну тонкой струйкой. И живя при этом не столько в нынешнем мире, сколько в некоем синтезированном цветном прошлом, откуда ей по проводам поставляется память о забытых мгновениях.

Примерно каждые полчаса Феко вытирает ей подбородок и вставляет в аппарат новый картридж. Вводит код и смотрит, как у нее закатываются глаза. К стене перед ней пришпилена уже чуть не тысяча картриджей, еще сотни грудами валяются на ковре".

Фото: Харпер Ли. "Іди, вартового постав". Издательство КМ-Букс. 2016 г.

Харпер Ли. "Іди, вартового постав". Издательство КМ-Букс, 2016 г.

Автор: Еще недавно считалось, что Харпер Ли написала за всю свою жизнь, которая как известно, оборвалась в феврале 2016 года, всего одну книгу. Книга эта вышла суммарным тиражом в 40 миллионов экземпляров, принесла Ли Пулитцеровскую премию и премию Оскар. Речь идет, естественно о романе "Убить пересмешника". За него Харпер Ли получила в 1961 году Пулитцеровскую премию.

О чем книга: "Іди, вартового постав", в оригинале это название звучит как Go set a watchman, назвать новым романом невозможно, потому что он написан на три года раньше, чем "Убить пересмешника". Более того, он был первым вариантом знаменитого романа.

Как известно, "Убить пересмешника" отчасти автобиографичен и написан от лица дочери адвоката, который защищает в суде чернокожего, несправедливо обвиненного в изнасиловании белой женщины. "Іди, вартового постав" – это временное продолжение "Пересмешника", герои которого повзрослели. В самом начале книги Джин Луиз, которой исполнилось 23 года, приезжает на поезде из Нью-Йорка в Алабаму чтобы повлиять на отца – Аттикуса Финча, который отказывается уйти на покой, несмотря на возраст и болезни. На вокзале Джин Луиз встречает молодой человек Генри Клинтон – претендент на её руку. Клинтон – персонаж новый. Следует сказать, что в продолжении не нашлось места кое-кому из старых героев. Так, ранняя смерть настигла, например, Джема, брата Глазастика.

Самый сильный шок ценители "Пересмешника" испытают, когда познакомятся с новым образом всеми обожаемого Аттикуса Финча. Этот человек, который был принципиальным идеалистом, свято верившим в правосудие и справедливость, во втором романе оказывается расистом, членом правления совета белых граждан города Мейком.

Рукопись "Іди, вартового постав", в 2014 году обнаружила друг и адвокат писательницы Соня Картер. Она же и настояла на ее публикации. Первая глава книги была напечатана спустя год, 10 июля в изданиях Wall Street Journal и The Guardian. Еще через три дня книга поступила в продажу в 70 странах мира. В книжных магазинах этот роман моментально стал хитом продаж. Так, в сети Waterstone предзаказы на книгу делали чаще, чем на "50 оттенков серого". Теперь эту книгу можно прочитать и в украинском переводе.

Цитата: "Вона знала про ці ради (совет белых граждан города Мейком – В.К.), добре знала. Нью-йоркські газети тільки про них і писали. Шкода, що вона не надто уважно читала, але одного лише погляду на друковану колонку було досить, щоб оповісти їй знайому історію: то були ті самі люди, які становили Невидиму Імперію, які ненавиділи католиків, неосвічені, налякані, червонопикі, хамуваті, законослухняні, на всі сто відсотків чистопородні англосакси, її співвідчизники-американці -- бидло".

Фото: Малколм Гладуел. "Неординарні. Історії успіху". Видавництво "Клуб сімейного дозвілля", 2016 г.

Малколм Гладуел. "Неординарні. Історії успіху". Видавництво "Клуб сімейного дозвілля", 2016 г.

Автор: Малкольм Гладуэлл канадский журналист, популяризатор социологии. В прошлом журналист. С 1987 по 1996 год работал журналистом в Washington Post. С 1996 года является штатным автором культового журнала The New Yorker. Приобрел известность благодаря своим книгам "Переломный момент", "Что видела собака" и "Озарение" (за эту книгу Гладуэлл удостоился самой, на мой взгляд, лестной характеристики. Газета Baltimore Sun назвала его "наиболее оригинальным американским журналистом со времен молодого Тома Вульфа").

О чем книга: "Неординарні. Історії успіху" - очередная книга из разряда тех, где ищется (и каждым автором, естественно, находится) ответ на сакраментальный вопрос "почему одним - все, а другим - ничего". При этом, чаще всего, "ничего" - это мы так думаем про себя. Гладуэлл пытается ответить и на другие судьбоносные вопросы. Почему большинство чемпионов по хоккею в канадской сборной родились в январе, феврале, марте? Почему южнокорейские самолёты падали в 70-е годы в 17 раз чаще, чем во всём мире? Что общего у The Beatles, Бетховена, Рокфеллера и Джобса? Почему китайцы лучшие в математике?

Но вернемся к простому человеку. Малкольм Гладуэлл вывел четыре условия, выполнение которых позволит не стать аутсайдером "по жизни". Здесь назову только два: во-первых, иметь высокий общий интеллект, воображение и общаться с лучшими специалистами в своей теме, и, во-вторых, правильно использовать своё культурное наследие.

Автор книги "Неординарні. Історії успіху" также рассказывает о правиле 10 000 часов, суть которого в том, что если человек потратит 10 000 часов на изучение или совершенствование какого-либо навыка или умения, то в итоге он станет экспертом в избранной области. В нашем случае "правило 10 000 часов" можно назвать по-другому – правило "гупати цю скалу".

Цитата: "У цій книжці я хочу переконати вас, що люди не піднімаються з нічого. І нам таки допомагають родовід та покровителі. Люди, які стоять перед королями, можуть виглядати так, ніби вони самі всього досягли, проте насправді вони всі без винятку скористалися з прихованих переваг і неординарних можливостей та культурного спадку, що дало їм змогу навчатися та наполегливо працювати, осягаючи світ так, як і іншим не дано. Зовсім не байдуже, де і коли ви зростали. Культура, до якої належимо, та спадок, що ми його отримали від своїх предків, формують наші здобутки в спосіб, який ми не можемо уявити чи осягнути. Одним словом, тут недостатньо дізнатися, якими є видатні люди. Лише дізнавшись звідки вони, ми можемо в повній мірі збагнути всю логіку, що криється за тими, хто досяг успіху, а хто – ні".

On Top